Случайный афоризм
Поэт - человек, раскрывающий перед всеми свою душу. Рюноскэ Акутагава
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Какие могут быть сомнения".
   "Значит, мне можно поплыть к скале, мисс Клейторн?"
   "Видишь ли, Сирил, твоя мама вряд ли это разрешит. Давай сделаем так.
Завтра ты поплывешь к скале. Я в это время отвлеку  маму  разговором.  А
когда она тебя хватится, ты уже будешь стоять  на  скале  и  махать  ей!
То-то она обрадуется!"
   "Вы молодец, мисс Клейторн! Ой, как здорово!" "Она обещала -  завтра.
Завтра Хьюго уезжает в Ньюки. К его возвращению все будет кончено...
   А что, если все сорвется? Что если события примут другой оборот?  Что
если Сирила успеют спасти и он скажет: "А мисс  Клейторн  разрешила  мне
поплыть к скале!"
   Ну и что? Она пойдет на риск. Если худшее  и  произойдет,  она  будет
нагло все отрицать: "Как вам не стыдно, Сирил! Я не разрешала вам ничего
подобного". Никто не усомнится в ее словах.  Мальчишка  любил  приврать.
Ему не слишком-то верили. Сирил, конечно, будет знать, что она  солгала.
Ну да Бог с ним... Но нет, ничего не сорвется. Она поплывет за ним.  Ко-
нечно же, не успеет его догнать. И никто никогда не догадается...
   Догадался ли Хьюго? Уж не потому ли он так странно, отчужденно глядел
на нее?.. Знал ли Хьюго? Уж  не  потому  ли  он  уехал  сразу  же  после
следствия?
   Она написала ему письмо, но он оставил его без ответа.
   Хьюго..."
   Вера ворочалась с боку на бок. "Нет, нет,  она  не  должна  думать  о
Хьюго. Это слишком мучительно. Забыть, забыть; забыть о нем  навсегда...
Поставить на Хьюго крест... Но почему сегодня вечером ей все  время  ка-
жется, что Хьюго где-то поблизости?"
   Подняв глаза, она увидела посреди потолка большой черный крюк. Раньше
она его не замечала. С него свешивались водоросли...
   Она вздрогнула, вспомнив, как липкая лента коснулась ее шеи. "И отку-
да он взялся, этот мерзкий крюк?" Черный  крюк  приковывал,  зачаровывал
ее...
   Инспектор в отставке Блор сидел на краю  кровати.  На  мясистом  лице
настороженно поблескивали налитые кровью воспаленные глаза. Дикого каба-
на, готового напасть на противника, вот кого он напоминал.
   Ему не хотелось спать. Опасность была слишком близка. Из десятерых  в
живых осталось всего четверо. Судья погиб так же,  как  и  остальные,  а
ведь и умен был, и осторожен, и хитер.
   Блор яростно засопел. "Как это говорил старикашка?  "Мы  должны  быть
начеку".
   Самодовольный лицемер, просидел всю жизнь в суде и привык считать се-
бя чуть ли не Всемогущим. Но пришла и его очередь... Он всегда был наче-
ку, и много это ему помогло!
   Их осталось всего четверо. Девчонка, Ломбард,  Армстронг  и  он  сам.
Скоро придет черед одного из них... Но кого-кого, только не Уильяма Ген-
ри Блора. Он сумеет о себе позаботиться. (Если б не револьвер... Где ре-
вольвер - вот что не дает ему покоя.)"
   Лоб Блора избороздили морщины, глаза сузились щелочками - он  все  не
ложился, ломал голову, где может быть револьвер... В тишине было слышно,
как внизу бьют часы. Полночь. Напряжение слегка отпустило Блора, он даже
прилег. Но раздеваться не стал.
   Лежал, думал. Методически перебирал все события с самого  начала  так
же тщательно, как в свою бытность  в  Скотланд-Ярде.  Дотошность  всегда
окупается.
   Свеча догорала. Блор проверил, под рукой ли спички,  и  задул  свечу.
Однако в темноте ему стало не по себе. Казалось, древние, как мир, стра-
хи пробудились и накинулись на него - стремятся им овладеть.  Перед  ним
маячили лица: лицо судьи,  издевательски  увенчанное  париком  из  серой
шерсти; застывшее, мертвое лицо миссис Роджерс; перекошенное  посиневшее
лицо Марстона... И еще одно лицо -  бледное-пребледное,  очки,  усики...
где-то он его видел, вот только где? Не здесь, не  на  острове.  Гораздо

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.