Случайный афоризм
Писатель есть рыцарь вечности, а журналист – рыцарь секунды. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

кий океан, я засиделся допоздна в салоне для курящих, компанию мне  сос-
тавил красивый молодой человек Хьюго Хамилтон. Вид у него  был  донельзя
несчастный. Чтобы забыться, он усиленно налегал на выпивку. Видно  было,
что ему просто необходимо излить душу. Не надеясь ничего выведать от не-
го, я чисто машинально завязал с ним привычный разговор. То, что я услы-
шал, бесконечно потрясло меня, я и сейчас помню каждое его слово...
   - Вы совершенно правы, - сказал он. - Чтобы убить ближнего,  необяза-
тельно подсыпать ему, скажем, мышьяк или столкнуть со скалы, вовсе  нет.
- Он наклонился и, глядя мне в глаза, сказал: - Я знал одну - преступни-
цу. Очень хорошо знал... Да что там говорить, я даже любил ее. И, кажет-
ся, не разлюбил и теперь... Ужас, весь ужас в  том,  что  она  пошла  на
преступление из-за меня... Я, конечно, об этом не догадывался. Женщины -
это изверги. Сущие изверги, вы бы  никогда  не  поверили,  что  девушка,
славная, простая, веселая девушка способна на убийство? Что она отпустит
ребенка в море, зная, что он утонет, ведь вы бы не поверили, что женщина
способна на такое?
   - А вы не ошибаетесь? - спросил я. - Ведь это могла быть чистая  слу-
чайность.
   - Нет, это не случайность, - сказал он, внезапно протрезвев. - Никому
другому это и в голову не пришло. Но мне достаточно  было  взглянуть  на
нее, и я все понял сразу, едва вернулся... И она поняла, что я  все  по-
нял. Но она не учла одного: я любил этого мальчика... - Он замолчал,  по
он и так сказал достаточна, чтобы я смог разузнать все подробности  этой
истории и напасть на след убийцы.
   Мне нужен был десятый преступник. И я его нашел: это был неким  Айзек
Мершие. Подозрительный тип. Помимо прочих грязных делишек, он  промышлял
и торговлей наркотиками, к которым пристрастил дочь одного из моих  дру-
зей. Бедная девочка на двадцать втором году покончила с собой.
   Все время, пока я искал  преступников,  у  меня  постепенно  вызревал
план. Теперь он был закончен, и завершающим штрихом к нему послужил  мой
визит к одному врачу с Харли-стрит. Я уже упоминал, что  перенес  опера-
цию. Врач уверил меня, что вторую операцию делать не  имеет  смысла.  Он
разговаривал ев мной весьма обтекаемо, но от меня не так-то легко скрыть
правду.
   Я понял, меня ждет долгая мучительная смерть, но отнюдь не намеревал-
ся покорно ждать конца, что, естественно, утаил от врача Нет,  нет,  моя
смерть пройдет в вихре волнений. Прежде чем умереть, я наслажусь жизнью.
   Теперь раскрою вам механику этого дела.
   Остров, чтобы пустить любопытных по ложному следу, я  приобрел  через
Морриса. Он блестяще справился с этой операцией, да иначе и быть не мог-
ло: Моррис собаку съел на таких делах Систематизировав  раздобытые  мной
сведения о моих будущих жертвах, я придумал для каждого  соответствующую
приманку. Надо сказать, что все без исключения  намеченные  мной  жертвы
попались на удочку Приглашенные прибыли на Негритянский остров 8  авгус-
та. В их числе был и я.
   С Моррисом я к тому времени уже расправился. Он страдал от несварения
желудка. Перед отъездом из Лондона я дал ему таблетку и наказал  принять
на ночь, заверив, что она мне чудо как помогла.  Моррис  отличался  мни-
тельностью, и я не сомневался, что он с благодарностью  последует  моему
совету. Я ничуть не опасался, что после него останутся  компрометирующие
бумаги или записи. Не такой это был человек.
   Мои жертвы должны были умирать в порядке строгой очередности -  этому
я придавал большое значение. Я не мог поставить их на одну доску -  сте-
пень вины каждого из них была совершенно разная. Я решил,  что  наименее
виновные умрут первыми, дабы не обрекать их на длительные душевные стра-
дания и страх, на которые обрекал  хладнокровных  преступников.  Первыми
умерли Антони Марстон и миссис Роджерс; Марстон - мгновенно, миссис Род-
жерс мирно отошла во сне. Марстону, по моим представлениям,  от  природы
не было дано то нравственное чувство,  которое  присуще  большинству  из
нас. Нравственность попросту не существовала для  него:  язычником,  вот

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.