Случайный афоризм
Перефразируя Макаренко: писатели не умирают - их просто отдают в переплёт. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

жила в этом доме с дедушкой. С папой он не ладил - и неудивительно...  И
отец решил, что самое лучшее - подкинуть меня дедушке, а сам  отправился
искать счастья по свету. К Джеральду - это мой брат -  дедушка  тоже  не
благоволил. Не сомневаюсь, что он не ладил бы и со мной, будь я мальчиш-
кой. Мое счастье, что я девочка. Дед говорил, что я пошла в его породу и
унаследовала его дух. - Она рассмеялась. - По-моему, он был старый  гре-
ховодник, каких свет не видел. Только ужасно  везучий!  Здесь  говорили,
что он превращает в золото все, к чему ни прикоснется. Правда, он  играл
и спустил все, что нажил. После его  смерти  остался,  собственно,  лишь
этот дом да участок. Мне тогда было шестнадцать Лет, а  Джеральду  двад-
цать два. Через три года Джеральд погиб в  автомобильной  катастрофе,  и
дом достался мне.
   - А после вас, мадемуазель? Кто ваш ближайший родственник?
   - Мой кузен Чарлз. Чарлз Вайз. Он адвокат здесь, в городе. Вполне по-
рядочный и положительный, но страшно нудный. Дает мне  добрые  советы  и
пытается обуздать мою склонность к расточительству.
   - И ведет все ваши дела, э?
   - Ну... если вам угодно это так назвать. Собственно, вести-то нечего.
Оформил для меня закладную и уговорил сдать флигель.
   - Да, флигель! Я как раз собирался о нем спросить. Стало быть, вы его
сдаете?
   - Да... одним австралийцам. Неким Крофтам. Люди они очень милые, сер-
дечные и тому подобное. По мне, так даже  чересчур.  Вечно  таскают  мне
всякую всячину, то сельдерей, то ранний горох. Ужасаются, что я так  за-
пустила сад. По правде говоря, они немного надоедливые... по крайней ме-
ре он. Какой-то приторный. А жена у него калека, бедняжка, и не встает с
дивана. Но самое главное, они платят ренту, а это очень здорово.
   - И давно они тут?
   - Уже с полгода.
   - Понятно. Ну, а кроме этого кузена... он, кстати, с отцовской или  с
материнской стороны?
   - С материнской. Мою мать звали Эми Вайз.
   - Хорошо. Да, я хотел спросить, кроме этого вашего кузена, есть у вас
еще какая-нибудь родня?
   - Очень дальняя, в Йоркшире, тоже Бакли.
   - И больше никого?
   - Никого.
   - Вам должно быть одиноко.
   Ник с удивлением взглянула на него.
   - Одиноко? Вот уж нет! Вы ведь знаете, я тут  подолгу  не  живу.  Все
больше в Лондоне. А с родственниками обычно одна морока. Во все  суются,
вмешиваются. Нет, одной веселей.
   - О, вы, я вижу, очень современная девушка! Беру  назад  свои  слова.
Теперь о ваших домочадцах.
   - Как это сказано! Мои домочадцы - это Эллен. Да еще ее муж, он смот-
рит за садом, и, надо сказать, довольно плохо. Я плачу им буквально гро-
ши, но разрешаю держать в доме ребенка. Когда я здесь, Эллен меня обслу-
живает, а если у меня собираются гости, мы нанимаем когонибудь ей в  по-
мощь. Кстати, в понедельник я устраиваю вечеринку. Ведь начинается рега-
та.
   - В понедельник... а нынче у нас суббота. Так, так. А что  вы  можете
рассказать о ваших друзьях, мадемуазель? Например, о тех, с которыми  вы
сегодня завтракали.
   - Ну, Фредди Раис - эта блондинка, пожалуй, самая близкая моя  подру-
га. Ей пришлось хлебнуть лиха. Муж у нее был настоящая скотина: пьяница,
наркоман и вообще подонок каких мало. Год или два тому назад она не  вы-
держала и ушла от него. И с тех пор так никуда и не прибьется. Молю  Бо-
га, чтобы она получила развод и вышла за Джима Лазаруса.
   - Лазарус? Антикварный магазин на Бонд-стрит?
   - Он самый. Джим - единственный сын. Денег, конечно, куры  не  клюют.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.