Случайный афоризм
Отвратительно, когда писатель говорит, пишет о том, чего он не пережил. Альбер Камю
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

да бывает явным.
   - Как вас понять, мосье Пуаро?
   Но Пуаро лишь покачал головой.
   - Бедная маленькая Ник, - проговорила миссис Бакли. - Мне никого  так
не жаль, как ее. Я получила от нее письмо, она  так  страшно  убивается,
бедняжка. Говорит, что из-за нее погибла Мегги - ведь она сама  ее  сюда
вызвала.
   - Это у нее просто болезненная  впечатлительность,  -  сказал  мистер
Бакли.
   - Да, но представляю, каково ей. Мне хотелось бы ее повидать. Как это
странно, что к ней не допускают даже родственников.
   - Там очень строгие доктора и сиделки, - уклончиво заметил Пуаро. - К
тому же у них раз навсегда установлены правила. А сверх всего  они,  ко-
нечно, опасаются, что ее слишком взволнует свидание с вами.
   - Может быть, и так, - с сомнением в голосе произнесла миссис  Бакли.
- Но я не вижу ничего хорошего в лечебницах. Ник было бы куда  полезнее,
если бы они отпустили ее со мной, и я бы поскорее увезла ее отсюда.
   - Возможно, так было бы лучше, но боюсь, что она не согласится. А как
давно вы не виделись с мадемуазель Бакли?
   - С прошлой осени. Она была в Скарборо. Мегги ездила к  ней  туда  на
денек, а потом Ник ее проводила и ночевала у нас. Она славная, но не мо-
гу сказать, что мне по сердцу ее друзья. И ее  образ  жизни...  Впрочем,
разве она в этом виновата? Ведь ее, бедняжку, никогда никто не  воспиты-
вал.
   - Странный какой-то этот Эндхауз, - задумчиво заметил Пуаро.
   - Я его не люблю, - сказала миссис Бакли. - И прежде не любила.  Есть
в этом доме что-то недоброе. А старого сэра Николаса я просто терпеть не
могла. Меня от него в дрожь бросало.
   - Боюсь, что он нехороший человек, - подтвердил ее муж. - Хотя в  нем
чувствовалось своеобразное обаяние.
   - Ну, на меня-то уж оно не действовало, - сказала миссис Бакли.  -  А
этот дом, он просто какой-то зловещий. Лучше бы мы никогда не  отпускали
сюда нашу Мегги.
   - Ах! Лучше бы... - мистер Бакли грустно покачал головой.
   - Ну что ж, - заговорил Пуаро. - Не стану больше вам докучать. Я  хо-
тел лишь выразить свое глубокое соболезнование.
   - Вы очень добры к нам, мосье Пуаро. И мы вам искренне благодарны  за
все, что вы делаете.
   - Вы возвращаетесь в Йоркшир... когда же?
   - Завтра. Печальное путешествие. Всего доброго, мосье  Пуаро,  и  еще
раз спасибо.
   - Чудесные, добрые люди, - сказал я, когда мы вышли.
   Пуаро кивнул.
   - Да, просто сердце разрывается. Такая бессмысленная, нелепая  траге-
дия. Эта девушка... Я не могу себе простить. И я, Эркюль Пуаро, был  там
и не предотвратил преступления!
   - Его никто не смог бы предотвратить.
   - Вы говорите, не подумав, Гастингс. Обыкновенный человек не смог бы,
но какой прок быть Эркюлем Пуаро и обладать столь  тонко  организованным
мозгом, если я стану пасовать там, где пасуют все остальные.
   - Ну, если так, тогда конечно... - ответил я.
   - Да, только так. Я обескуражен, убит... и опозорен.
   Я подивился странному сходству между уничижением Пуаро  и  тщеславием
простых смертных, однако благоразумно воздержался от замечаний.
   - Ну, а теперь, - сказал он, - в путь. В Лондон.
   - В Лондон?
   - Ну да. Мы вполне успеваем к двухчасовому. Здесь воцарился мир.  Ма-
демуазель в лечебнице, цела и невредима. Ее никто не тронет.  Сторожевые
псы могут взять отпуск. Мне нужно получить кое-какую информацию.
   В Лондоне мы первым долгом отправились к поверенным покойного капита-

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.