Случайный афоризм
Поэт - человек, у которого никто ничего не может отнять и потому никто ничего не может дать. Анна Ахматова
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1883 году скончался(-лась) Иван Сергеевич Тургенев


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   Глава вторая
   ЭНДХАУЗ
 
   - Пуаро, - сказал я. - Я только что думал...
   - Очаровательное занятие, мой друг. Не гнушайтесь им и впредь.
   Мы завтракали, сидя друг против друга за маленьким столиком у окна.
   Я продолжал:
   - Стреляли, очевидно, где-то очень близко. А выстрела мы не слышали.
   - Вы, конечно, уверены, что в мирной тишине, нарушаемой только  плес-
ком морских волн, мы обязательно должны были его услышать?
   - Во всяком случае, это странно.
   - Ничуть. Есть звуки, с которыми свыкаешься так быстро, что их вообще
не замечаешь. Все это утро, Друг мой, по  заливу  носились  быстроходные
моторные лодки. Сперва вы жаловались на шум, а вскоре попросту перестали
его замечать. Но в самом деле, покуда такая лодка находится в море, мож-
но строчить из пулемета, и то не будет слышно.
   - Пожалуй, верно.
   - О! Поглядите-ка, - вполголоса произнес Пуаро. -  Мадемуазель  и  ее
друзья. Похоже, они собираются здесь завтракать. Стало быть, мне придет-
ся возвратить шляпку. Но это несущественно. Разговор достаточно серьезен
для того, чтобы начать его и без предлога.
   Он торопливо вскочил, быстро прошел через зал и с  поклоном  протянул
шляпку мисс Бакли, которая усаживалась за стол со своими приятелями.
   Их было четверо: Ник Бакли, капитан третьего ранга Челленджер  и  еще
какой-то мужчина с дамой. С того места, где мы сидели, их  почти  невоз-
можно было разглядеть.
   По временам до нас долетал громовой хохот моряка. Он казался  простым
и добродушным малым и понравился мне с первого взгляда.
   За завтраком мой друг был молчалив и рассеян. Он крошил хлеб, издавал
какие-то невнятные восклицания и выстраивал в симметричном порядке  все,
что стояло на столе. Я попытался было завязать разговор, но вскоре  мах-
нул рукой.
   Пуаро давно уже покончил с сыром, но продолжал сидеть за столом.  Од-
нако, как только компания мисс Бакли вышла из зала и устроилась за  сто-
ликом в салоне, он вдруг поднялся, твердым шагом промаршировал к  ним  и
без всяких предисловий обратился к Ник:
   - Не уделите ли вы мне чуточку внимания, мадемуазель?
   Девушка нахмурилась. Да и неудивительно.  Она,  конечно,  испугалась,
что чудаковатый маленький иностранец окажется слишком докучливым  знако-
мым. Я представил себе, как в ее глазах выглядит поведение моего  друга,
и от души ей посочувствовал.
   Довольно неохотно она отошла от столика.
   Пуаро принялся что-то тихо и торопливо говорить ей.
   При первых же его словах на ее лице появилось удивленное выражение.
   А я тем временем стоял как неприкаянный. По счастью, Челленджер,  за-
метивший мое смущение, с готовностью пришел мне на помощь, предложив си-
гарету и заговорив о разных пустяках. Мы с ним сразу оценили друг  друга
и почувствовали взаимную симпатию. Мне кажется, я  был  для  него  более
подходящей компанией, чем мужчина, с которым он только что завтракал.
   Теперь я наконец смог разглядеть и его собеседника.
   Это был щеголевато одетый  красавец,  высокого  роста,  белокурый,  с
крупным носом. Держался он высокомерно, томно растягивал  слова  и,  что
мне больше всего не понравилось, был какой-то очень уж холеный.
   Я перевел взгляд на женщину. Она сняла  шляпку  и  сидела  в  большом
кресле прямо напротив меня. "Усталая мадонна" - вот определение, которое
лучше всего к ней подходило. Ее белокурые, почти льняные волосы,  разде-
ленные прямым пробором, были гладко начесаны на уши и собраны  узлом  на
затылке. Измученное лицо было мертвенно бледным и в то же  время  удиви-
тельно привлекательным. В светло-серых, с большими зрачками глазах  зас-
тыло странное выражение отрешенности. Женщина  внимательно  разглядывала

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.