Случайный афоризм
Писателю необходима такая же отвага, как солдату: первый должен так же мало думать о критиках, как второй - о госпитале. Стендаль
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

смущало меня. Почему так мало писем? Если уж девушка хранит письма  воз-
любленного, она хранит их все. Почему она отобрала именно эти? Есть ли в
них что-то особенное?
   И я вспомнил, что в них ни разу не названо  ее  имя.  Они  начинаются
по-разному, но всегда с какого-нибудь ласкового обращения.
   В них была и еще одна деталь, которую я должен  был  заметить  сразу,
так как она буквально лезла в глаза.
   - Какая же?
   - А вот какая. Двадцать седьмого февраля мадемуазель Ник делали  опе-
рацию. Одно из писем Майкла Сетона датировано вторым марта, и там нет ни
слова о том, что он встревожен ее болезнью, что он вообще чем-то  встре-
вожен. Мне давно следовало понять, что письма были адресованы совершенно
другому лицу.
   Тогда я просмотрел список своих вопросов. Но на этот раз я рассмотрел
их совсем с другой точки зрения.
   И за очень немногими исключениями ответы оказались  ясными  и  убеди-
тельными. Я ответил и еще на один вопрос, который возник у меня  раньше.
Зачем мадемуазель Ник купила себе черное платье? Ответ на него мог  быть
только один - она хотела быть одетой так же, как  кузина,  дабы  красная
шаль окончательно довершила их сходство. Такое объяснение  правдоподобно
и убедительно, а всякое другое - нет. Ибо никакая девушка не станет  по-
купать себе траур, не убедившись в смерти возлюбленного. Это  противоес-
тественно.
   После этого я поставил собственный спектакль. И случилось то, на  что
я рассчитывал! Ник Бакли с невероятной горячностью отрицала  существова-
ние тайника. Она заявила, что в доме его нет. Но если бы тайник  сущест-
вовал - а у Эллен, по-моему, не было никаких причин  его  выдумывать,  -
Ник обязательно должна была знать о нем. К тому же почему она так  горя-
чилась? Не потому ли, что спрятала в тайнике револьвер с намерением  ко-
му-нибудь его подбросить и таким образом обвинить этого человека?
   Я дал ей понять, что подозрение падает на мадам. Именно это и отвеча-
ло ее расчетам. Как я предвидел, она не удержалась от искушения добавить
к остальным еще одно, решающее доказательство. К тому же так было  безо-
паснее и для нее самой. Ведь Эллен в любой момент могла найти  тайник  и
спрятанный в нем револьвер.
   Мы все собрались в столовой. Мадемуазель Ник в  гостиной  одна,  ждет
своего выхода. Ей кажется, что наступила минута, когда она  без  всякого
риска может взять револьвер из тайника и положить его в карман  накидки,
принадлежащей мадам. Но на этот раз она наконец просчиталась...
   Фредерика вздрогнула.
   - Нет, все-таки я не жалею, что дала ей часы, - сказала она.
   - И правильно, мадам.
   Она бросила на него быстрый взгляд.
   - Вы и об этом знаете?
   - А как же Эллен? - вмешался я. - Знала она о чемнибудь или  хотя  бы
догадывалась?
   - Ни о чем. Мы с нею беседовали. Она решила остаться в тот вечер  до-
ма, так как, по ее собственным словам,  почувствовала  что-то  неладное.
По-видимому, Ник слишком усердно уговаривала ее пойти  поглядеть  фейер-
верк. Эллен догадывалась о неприязни, которую Ник питала к мадам.  Эллен
сама говорила мне, что она "нутром чуяла недоброе". Правда, она  думала,
что несчастье случится с мадам. Уж кому-кому, а ей-то отлично был извес-
тен нрав ее хозяйки, этой "шалой девчонки", как она выразилась.
   - Ну что ж, - тихо сказала Фредерика. - Пусть будет так.  Шалая  дев-
чонка. Такой она для нас и останется... во всяком случае, для меня.
   Пуаро взял ее руку и бережно поднес к губам.
   Чарлз Вайз резко выпрямился на стуле.
   - Неприятная, крайне неприятная история, - заметил он  вполголоса.  -
Придется, наверное, позаботиться о защитнике.
   - Мне кажется, в этом не будет необходимости, - тихо ответил Пуаро. -

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.