Случайный афоризм
Плохи, согласен, стихи, но кто их читать заставляет? Овидий
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

смущало меня. Почему так мало писем? Если уж девушка хранит письма  воз-
любленного, она хранит их все. Почему она отобрала именно эти? Есть ли в
них что-то особенное?
   И я вспомнил, что в них ни разу не названо  ее  имя.  Они  начинаются
по-разному, но всегда с какого-нибудь ласкового обращения.
   В них была и еще одна деталь, которую я должен  был  заметить  сразу,
так как она буквально лезла в глаза.
   - Какая же?
   - А вот какая. Двадцать седьмого февраля мадемуазель Ник делали  опе-
рацию. Одно из писем Майкла Сетона датировано вторым марта, и там нет ни
слова о том, что он встревожен ее болезнью, что он вообще чем-то  встре-
вожен. Мне давно следовало понять, что письма были адресованы совершенно
другому лицу.
   Тогда я просмотрел список своих вопросов. Но на этот раз я рассмотрел
их совсем с другой точки зрения.
   И за очень немногими исключениями ответы оказались  ясными  и  убеди-
тельными. Я ответил и еще на один вопрос, который возник у меня  раньше.
Зачем мадемуазель Ник купила себе черное платье? Ответ на него мог  быть
только один - она хотела быть одетой так же, как  кузина,  дабы  красная
шаль окончательно довершила их сходство. Такое объяснение  правдоподобно
и убедительно, а всякое другое - нет. Ибо никакая девушка не станет  по-
купать себе траур, не убедившись в смерти возлюбленного. Это  противоес-
тественно.
   После этого я поставил собственный спектакль. И случилось то, на  что
я рассчитывал! Ник Бакли с невероятной горячностью отрицала  существова-
ние тайника. Она заявила, что в доме его нет. Но если бы тайник  сущест-
вовал - а у Эллен, по-моему, не было никаких причин  его  выдумывать,  -
Ник обязательно должна была знать о нем. К тому же почему она так  горя-
чилась? Не потому ли, что спрятала в тайнике револьвер с намерением  ко-
му-нибудь его подбросить и таким образом обвинить этого человека?
   Я дал ей понять, что подозрение падает на мадам. Именно это и отвеча-
ло ее расчетам. Как я предвидел, она не удержалась от искушения добавить
к остальным еще одно, решающее доказательство. К тому же так было  безо-
паснее и для нее самой. Ведь Эллен в любой момент могла найти  тайник  и
спрятанный в нем револьвер.
   Мы все собрались в столовой. Мадемуазель Ник в  гостиной  одна,  ждет
своего выхода. Ей кажется, что наступила минута, когда она  без  всякого
риска может взять револьвер из тайника и положить его в карман  накидки,
принадлежащей мадам. Но на этот раз она наконец просчиталась...
   Фредерика вздрогнула.
   - Нет, все-таки я не жалею, что дала ей часы, - сказала она.
   - И правильно, мадам.
   Она бросила на него быстрый взгляд.
   - Вы и об этом знаете?
   - А как же Эллен? - вмешался я. - Знала она о чемнибудь или  хотя  бы
догадывалась?
   - Ни о чем. Мы с нею беседовали. Она решила остаться в тот вечер  до-
ма, так как, по ее собственным словам,  почувствовала  что-то  неладное.
По-видимому, Ник слишком усердно уговаривала ее пойти  поглядеть  фейер-
верк. Эллен догадывалась о неприязни, которую Ник питала к мадам.  Эллен
сама говорила мне, что она "нутром чуяла недоброе". Правда, она  думала,
что несчастье случится с мадам. Уж кому-кому, а ей-то отлично был извес-
тен нрав ее хозяйки, этой "шалой девчонки", как она выразилась.
   - Ну что ж, - тихо сказала Фредерика. - Пусть будет так.  Шалая  дев-
чонка. Такой она для нас и останется... во всяком случае, для меня.
   Пуаро взял ее руку и бережно поднес к губам.
   Чарлз Вайз резко выпрямился на стуле.
   - Неприятная, крайне неприятная история, - заметил он  вполголоса.  -
Придется, наверное, позаботиться о защитнике.
   - Мне кажется, в этом не будет необходимости, - тихо ответил Пуаро. -

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.