Случайный афоризм
Воображение поэта, удрученного горем, подобно ноге, заключенной в новый сапог. Козьма Прутков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Он с нежностью положил руку на лоб мальчика. Серые  глаза  закрылись,
вновь открылись и только после  этого  обратились  на  Келсона.  На  щеках
Моргана  не  высохли  слезы,  которые  он  проливал,  перевоплотившись   в
мальчика, но он даже не пытался вытереть их.
     - Он принес тебе тяжелые вести, мой принц, - спокойно сказал Морган.
     - Вести о предательстве всегда тяжелы,  особенно  в  такое  время,  -
пробормотал Келсон. Его глаза подернулись дымкой. - С тобой все в порядке?
     - Да, только немного устал. Дункан, прими мои соболезнования в  связи
с гибелью твоего отца. Жаль, что мальчик не знает, какова его судьба.
     - Теперь я один остался из этого рода,  -  прошептал  Дункан.  -  Мне
следовало быть рядом с ним. Он был слишком стар, чтобы руководить армией.
     Морган кивнул, понимая чувства Дункана. Затем переключил внимание  на
окружающих. Двое слуг, подошедших, чтобы унести  мальчика,  не  осмелились
смотреть Моргану в глаза.
     Морган вскочил на ноги, покачнулся, ухватился за плечо Келсона, чтобы
не  упасть,  но  тут  же  твердо  выпрямился  и  холодным  взглядом  обвел
освещенный факелами зал.
     Глаза казались темными, почти бездонными в свете мерцающих факелов  -
чернильные озера могущества и таинственности, несмотря на то, что тело его
было утомлено.
     Но, к его удивлению, люди в зале не  отворачивали  от  него  взгляда.
Епископы переминались с ноги на ногу,  перебирая  нервными  пальцами  свои
четки и складки мантий, однако глаз не опускали. Генералы и знать смотрели
на Моргана с почтением  и  уважением.  Они  все  еще  боялись,  но  теперь
доверяли.
     Морган чувствовал, что, прикажи он, не нашлось бы никого в зале,  кто
не упал бы перед ним на колени, несмотря на присутствие короля.
     И только Келсон, спокойно отряхивающий пыль с колен, казалось,  вовсе
не был поражен магией, с которой они все только что столкнулись.  Гнев,  а
не трепет, и немного сожаления испытывал он,  когда,  отойдя  от  Моргана,
окинул взглядом свой двор.
     - Как вы понимаете,  господа,  вести  о  предательстве  Брана  Кориса
удивили и разгневали меня. А об утрате нашего  герцога  Джареда  мы  будем
вспоминать долгие годы.
     Он с участием посмотрел на Дункана, и тот печально опустил голову.
     - Но, думаю, дальнейшие наши действия очевидны, - продолжал Келсон. -
Граф Марли вступил в союз с нашим злейшим врагом и  отвернулся  от  своего
народа. За это он должен понести кару.
     - Но кто его народ, сэр? - прошептал  епископ  Толливер.  -  Кто  мы,
смесь людей, Дерини и полукровок? Где линия, разделяющая  нас?  Кто  здесь
прав?
     - Тот, кто  служит  добру  на  стороне  добра,  -  ответил  Кардиель,
повернувшись к своему коллеге. - Это и  человек,  и  Дерини,  и  тот,  кто
Дерини лишь наполовину.  Не  кровь  определяет  ценность  человека.  Добро
должно лежать в его душе.
     - Но мы так отличаемся... - Толливер с трепетом взглянул на Моргана.
     - Дело не в том, - сказал Кардиель. - Люди или Дерини. Главное, что у
нас есть общая цель. И то, что  связывает  нас,  крепче,  чем  кровь,  или
клятва, или заклинание. Главное, что мы служим Свету. А  тот,  кто  служит
Мраку, наш враг, невзирая на то, какова его кровь, кому он клянется, какие
произносит заклинания.
     Остальные  епископы,  за  исключением  Арлиана,   переглядывались   и
молчали. Кардиель, пробежав по их лицам сочувственным взглядом, повернулся
к Келсону.
     - Я и мои братья будем помогать вам всем, чем сможем,  сэр.  Вести  о
Бране Корисе не изменили вашего намерения выступить на рассвете?
     Келсон покачал головой, благодарный епископам за поддержку.
     - Нет, Ваше Преосвященство. Думаю, нам всем нужно поспать, но сначала
следует сделать распоряжения относительно подготовки к походу.  Мне  скоро
понадобится ваша помощь.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.