Случайный афоризм
Настоящее наследие писателя - это его секреты, его мучительные и невысказанные провалы; закваска стыда - вот залог его творческой силы. Эмиль Мишель Чоран
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:



                                    19

     В Кардосе был полдень, и жаркие солнечные лучи пронизывали прозрачный
горный воздух, хотя в трещинах и расщелинах гор  еще  сохранились  остатки
снега.
     Этим утром Венсит, Ридон и Лайонелл, родственник Венсита, проехали по
Кардосскому ущелью, чтобы встретиться с Браном Корисом и теми  генералами,
которых Венсит выделил в помощь Брану.
     К полудню они закончили инспекционный смотр, и теперь  Венсит  и  вся
его свита наблюдали, как ставят огромный шатер  огненного  цвета,  который
будет штабом Венсита, когда начнутся боевые действия.
     Солдаты в бело-черных одеждах вбивали шесты, натягивали  канаты.  Они
знали, что шатер для Венсита должен  быть  обеспечен  всеми  удобствами  и
отвечать всем требованиям комфорта, какие Венсит считал  необходимыми  для
себя во время войны.
     Шатер был огромен.  Яйцеобразный  шелковый  купол  покрывал  площадь,
равную  площади  большого  зала  Венсита  в  его  дворце  в  Белдуре.  Все
пространство внутри было разделено на  дюжину  отдельных  комнат.  Стенами
служили  ковры,  гобелены,  шкуры  зверей.  Это  диктовалось   не   только
соображениями красоты, но и выполняло чисто практические задачи: сохраняло
тепло и поглощало звуки.
     Одна комната была большой, там  предполагалось  проводить  совещания.
Однако  сегодня  Венсит  решил,  что  день  слишком  хорош,  чтобы  сидеть
взаперти, и, повинуясь взмаху его руки, управитель распорядился вынести на
поляну перед входом большой ковер и расставить кресла.
     Пока слуги суетились, приготовляя все  необходимое,  один  из  личных
слуг  Венсита  снял  со   своего   господина   грязный   бархатный   плащ,
запачкавшийся за время пути, а  взамен  принес  накидку  янтарного  цвета,
которую Венсит надел поверх своей кожаной походной одежды. Сев  в  кресло,
он позволил другому слуге сменить ему сырую обувь на сухую  и,  когда  все
было готово, подал знак, чтобы подавали чай.
     Венсит  кивнул,  приглашая  всех   рассаживаться,   а   затем   своей
собственной рукой взял с подноса фарфоровую чашку и подал ее Брану Корису.
     - Выпей и подкрепись, друг мой, - предложил он, ласково  улыбнувшись,
когда Бран наклонился к нему за чашкой. - Ты хорошо потрудился.
     Венсит поднял еще  две  чашки  и  протянул  их  Ридону  и  Лайонеллу.
Четвертую чашку он взял себе и улыбнулся, с  наслаждением  вдохнув  аромат
напитка. Все приступили к церемонии чаепития.
     - Да, я доволен ловушкой, которую ты  предложил,  Бран,  -  продолжал
Венсит,  держа  в  руках  чашку  и  наблюдая,  как  поднимается  пар   над
поверхностью жидкости. - И мы сильно выиграли, соединив наши  силы  и  тем
самым увеличив их мощь. Нам очень повезло с союзником, Лайонелл.
     Лайонелл, встав, поклонился и снова опустился в кресло.
     - Да, нам повезло, что лорд Марли решил присоединиться к нам, сэр. Он
был бы  очень  опасным  противником,  потому  что  умеет  ловко  извлекать
максимум пользы из того, чем располагает.
     Темные  глаза  Лайонелла  в  минуты  гнева  были  способны  светиться
холодным огнем,  но  сегодня  взгляд  их  поражал  мягкостью,  теплотой  и
доверчивостью, как будто Лайонелл и молодой граф стали близкими  друзьями,
связанными крепкими узами.
     Подумав, Лайонелл добавил:
     - Даже я кое-чему научился у него, сэр.
     - Да? - усмехнулся Венсит.
     Наступило длительное молчание, которое  никто  из  присутствующих  не
собирался прерывать. Бран, довольный похвалами Венсита и Лайонелла, сделал
глоток из чашки и расслабился, не заметив испытующего взгляда Ридона.  Все
четверо молча наслаждались напитком.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.