Случайный афоризм
Наша эпоха опасно играет печатными силами, которые похуже взрывчатых веществ. Альфонс Доде
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

допуская неповиновения. - Истелин, вы не должны говорить об  этом  никому.
Ясно?
     Истелин,  уже  направляющийся  к  двери,  остановился,  поклонился  и
ответил:
     - Конечно, Ваше Величество.
     - Благодарю. Морган и отец Дункан, останьтесь, пожалуйста.
     Эти двое,  уходившие  вместе  со  всеми,  остановились  и  обменялись
взглядами, прежде чем вернуться к королю.
     Келсон повернулся спиной к выходящим и  стоял,  покачиваясь  и  легко
похлопывая свернутыми листами по ладони левой руки.
     Морган и Дункан вернулись и встали в ожидании у своих мест, но  когда
Нигель решил присоединиться к ним, Дункан сделал предостерегающий  жест  и
покачал головой, а Морган дернулся, как будто желая преградить ему путь.
     Нигель пожал плечами и, круто повернувшись, последовал за  остальными
к выходу из королевской палатки.
     После его ухода в голубых полотняных стенах остались только трое.
     - Все ушли? - прошептал Келсон.
     Он не двигался, и в тишине слышалось  только  его  дыхание  и  легкое
постукивание свитка по ладони.
     Дункан вопросительно посмотрел на Моргана и снова перевел  взгляд  на
короля.
     - Да, сэр, все ушли. Что это?
     Келсон внимательно осмотрел их. В серых глазах полыхал огонь,  какого
они не видели со времен Бриона.
     Он скомкал листы и с отвращением бросил их на пол.
     - Прочтите! - рявкнул он  и  бросился  на  постель,  растянувшись  на
животе. Затем изо всех сил ударил по тюфяку: - Будь они  трижды  прокляты!
Что теперь делать? Мы пропали!
     Морган, в молчаливом изумлении посмотрев на Дункана, с  беспокойством
подошел к постели.
     Дункан начал собирать разбросанные листы.
     - Келсон, что случилось? Скажи нам. Тебе нехорошо?
     Со вздохом Келсон приподнялся на локтях и посмотрел на  них.  Гнев  в
его глазах превратился в холодный огонь.
     - Простите меня за несдержанность, - он лег на спину,  уставившись  в
потолок. - Я король. Мне необходимо иметь выдержку. Это моя оплошность.
     - Ну, так что же в этом послании? - настойчиво спросил Морган,  глядя
на спокойное лицо Дункана,  который  просматривал  бумаги.  -  Скажи,  что
произошло?
     - Я отлучен, вот что произошло, - ответил Келсон. -  А  еще  все  мое
королевство находится под действием Интердикта, так что всякий, кто  будет
продолжать служить мне, тоже будет отлучен, как я.
     - И это все? - с облегчением выдохнул Морган,  сделав  знак  Дункану,
чтобы тот принес документы, раскиданные в гневе Келсоном. - А я решил, что
ты получил действительно какие-то ужасные вести.
     Келсон резко сел на постели.
     - И это все? - с сарказмом повторил он. - Морган, мне кажется, ты  не
понимаешь. Отец Дункан,  объясни  ему.  Я  отлучен!  А  также  и  те,  кто
останется со мной! И Гвинед тоже под действием Интердикта!
     Дункан тщательно  сложил  бумаги  и  пренебрежительно  бросил  их  на
постель.
     - Это не имеет силы, мой король!
     - Что?
     - Это не имеет  силы,  -  спокойно  повторил  Дункан.  -  Одиннадцать
епископов, сидящих  в  Короте,  все  еще  не  нашли  двенадцатого,  а  это
обязательное требование, которое четко зафиксировано в  наших  законах,  -
необходимо иметь двенадцать голосов,  чтобы  решение  стало  законом.  Без
этого все их решения не имеют силы.
     - Двенадцать? О Боже, ты  прав!  -  воскликнул  Келсон,  вскакивая  с
постели, схватил документы и вновь просмотрел их. - Как же я мог забыть?

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.