Случайный афоризм
Для того чтобы быть народным писателем, мало одной любви к родине, - любовь дает только энергию, чувство, а содержания не дает; надобно еще знать хорошо свой народ, сойтись с ним покороче, сродниться. Николай Александрович Островский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

скачет навстречу смерти. Будучи не в силах  более  смотреть,  он  повернул
лошадь и медленно поехал к своему лагерю. Келсон и Арлиан присоединились к
нему. Как и Дерри, никто из них не оглядывался.
     Дункан Мак Лейн смотрел на троих всадников,  возвращавшихся  обратно.
По их виду он понял, что  переговоры  не  были  успешными.  Он  знал,  что
всадник в черном был Дерри, так как разглядел его лицо в подзорную  трубу,
и теперь догадывался, о чем велись переговоры.
     Рядом с Дунканом сидел на лошади  самодовольный  лорд  Торваль.  Лицо
молодого вельможи было спокойным, одежда сверкала  в  лучах  солнца,  руки
неподвижно замерли на луке седла. Казалось, что он впал в транс. У Дункана
даже создалось впечатление, что он не в своем уме: так мало он беспокоился
о своей судьбе. Справа от Торваля возбужденный Варин  нервно  хватался  за
рукоять меча. Он был горяч и пылок, этот Варин, и походил на кота, который
подстерегает мышь. Два всадника чуть позади Торваля делили  свое  внимание
между пленником, которого они стерегли, и  королем,  возвращавшимся  после
переговоров. И только Дункан знал, что это еще не все.
     И вот это случилось.
     Возвращающиеся всадники еще не доехали несколько  десятков  ярдов  до
своих передовых линий, как во вражеском стане вспыхнула бурная активность.
В небо поднялись пятьдесят толстых столбов. Они были немедленно закреплены
в специально подготовленных гнездах. Каждый столб имел  перекладину,  и  с
каждой перекладины свисала веревочная петля.
     Дункан привстал в стременах и приложил к глазу подзорную трубу. Он не
смог удержать крик ужаса, когда увидел, что под каждой петлей  встают  сто
пленников, одетые все в голубую и серебряную форму кассанцев.
     Над всем этим взвилось знамя - знамя Кассана, отца Дункана.  И  затем
высокий седой человек в мантии, на которой вспыхивали  в  солнечных  лучах
вышитые алые розы и спящий лев, поднялся на помост под  одной  из  петель.
Когда ему накинули на шею веревку, Дункан ахнул - это был  герцог  Джаред.
Солдаты медленно тянули веревку. Петля затягивалась на шее старика.
     Замерев от ужаса, Дункан смотрел, как петли накидывали на  шеи  сотен
пленников, стоящих под перекладинами, - по сто пленников на каждый  столб.
Руки их были скручены за спиной.  Дункан  увидел,  что  Морган,  Келсон  и
Арлиан остановились, оглянулись. Лошадь  Келсона  хрипела  и  вставала  на
дыбы, он с трудом справлялся с ней.
     И затем со стороны врага донесся радостный вопль, когда веревки  были
натянуты и ноги несчастных оторвались от земли.
     Со стороны армии Гвинеда раздался единый крик ярости  и  гнева.  Этот
крик потряс все вокруг, казалось, сама земля вторила ему.
     И тут случились одновременно три вещи.
     Варин  со  сдавленным  криком  выхватил  меч  и  всадил  его  в   бок
улыбающегося  лорда  Торваля,  опередив  всего   на   мгновение   Дункана,
потрясенного ужасной смертью отца.
     Келсон с побелевшими губами хлестнул коня и поскакал к своим войскам,
крича Варину и Дункану, чтобы они немедленно возвращались.
     Но Морган,  после  секундного  колебания,  повернул  коня  обратно  и
помчался вслед за удаляющимися Ридоном и Лайонеллом. В  его  руке  сверкал
меч.
     - Дерри! - кричал он на скаку.
     Его лицо стало серым от гнева. Позади него уже выступили первые  ряды
королевской армии, готовые к бою, но Морган не  видел  этого.  Он  скакал,
выкрикивая имя своего друга.
     Дерри обернулся на крик  Моргана  и  мгновенно  оценил  ситуацию:  во
вражеском стане болтаются на веревках повешенные; Ридон  и  Лайонелл,  изо
всех сил пришпоривая лошадей, мчатся к своему лагерю, а Морган  скачет  за
ними с мечом в руке.
     Дерри осадил лошадь и полетел навстречу Моргану, стараясь скакать  по
кратчайшему расстоянию. Ридон и Лайонелл уже развернули лошадей  и  теперь
скакали за ним. Их разделяло не более десяти ярдов, и они быстро настигали
его. Лучники вкладывали стрелы в луки.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.