Случайный афоризм
Перефразируя Макаренко: писатели не умирают - их просто отдают в переплёт. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

удалился.
     Его место тут же занял человек в форме  капитана,  с  головы  до  ног
закутанный в грубый шерстяной плащ голубого цвета, теперь  уже  совершенно
выцветший. Его голову украшал стальной шлем с голубым пером.
     Бран улыбнулся капитану. Тот ответил широкой улыбкой.
     - Что-нибудь случилось, Гвиллин?
     Капитан отрицательно покачал  головой.  Голубое  перо  затрепетало  в
воздухе в такт движениям головы.
     - Ничего, милорд. Всадники пятого эскадрона просят оказать им честь и
устроить сегодня утром смотр, - он посмотрел на горы, по  которым  блуждал
рассеянный взгляд Брана. -  Все  же  более  интересное  зрелище,  чем  эти
проклятые горы.
     Бран посмотрел на Гвиллина с ленивой улыбкой.
     - Конечно. Но имей терпение, мой  друг.  Тебе  найдется  много  дела,
когда кончится это сидение. Не будет же Венсит вечно торчать в горах.
     - Вы правы...
     Гвиллин кинул рассеянный взгляд на горы, но вдруг насторожился и стал
более внимательно вглядываться в туман.
     Бран, заметив интерес Гвиллина к раскинувшемуся перед ними ландшафту,
посмотрел туда же,  а  затем  щелкнул  пальцами,  подзывая  пажа,  который
вертелся поблизости, ожидая приказа.
     -  Эрик,  мою  трубу,  быстро.  Гвиллин,  объяви  тревогу.   Кажется,
началось.
     Когда паж умчался выполнять приказ, Гвиллин подал знак  своим  людям,
дожидавшимся неподалеку, и они помчались по лагерю.
     Бран упорно вглядывался в  туман,  но  фигуры  были  расплывчатыми  и
непонятными.
     Отряд всадников спускался по склону. Их было  человек  двенадцать.  И
лошади, и сами люди в оранжевых плащах казались клочьями рыжего пламени на
утреннем солнце.
     Предводитель небольшой колонны, одетый в белое, держал в  руке  пику,
на которой развевался белый флаг.
     Бран нахмурился, приложил к глазам трубу и внимательно присмотрелся.
     - На них эмблемы Торента, - тихо сказал  он,  когда  к  нему  подошли
Гвиллин и Кэмпбелл. - И их предводитель держит в руках  флаг  переговоров.
Двое из отряда не в форме, может быть, они просто купцы.
     Он опустил трубу, глядя на приближающийся отряд, затем отдал ее  пажу
и щелкнул пальцами, подзывая слуг.
     -  Беннет,  Грэхем,  соберите  людей,  чтобы   встретить   посланцев.
Оказывайте им все знаки уважения, но будьте осторожны, так как  это  может
быть и ловушкой.
     - Хорошо, милорд.
     Группа всадников продолжала спускаться с гор, а из лагеря уже,  звеня
кольчугами и сбруей, выехал эскорт, назначенный Браном.
     К палатке самого Брана съехались его лорды  и  командиры.  Всем  было
ясно, что, хотя состояние ожидания и неопределенности  сохраняется,  после
переговоров с посланцами Венсита что-то может измениться.
     Бран стоял и смотрел. Увидев, как две  группы  всадников  встретились
приблизительно в трехстах ярдах от границы лагеря, он вошел в свою палатку
и через несколько секунд появился оттуда с кинжалом на поясе  и  маленькой
короной на голове.
     Все приближенные  сгруппировались  вокруг  него,  ожидая  приближения
отряда парламентеров. Те были уже совсем близко.
     Бран еще раньше решил, что двое из  отряда  принадлежат  к  знати,  и
теперь понял, что не ошибся.
     Наиболее блистательный из них, высокий,  одетый  в  роскошный  черный
плащ и алую  тунику,  величественно  ехал  во  главе  отряда.  Подъехав  к
палатке, он соскочил с коня и направился к Брану. Вблизи стало видно,  что
одежда  его  пропиталась  промозглой  сыростью,  но  бородатое  лицо  было
непроницаемо. Он снял свой шлем с черным пером и взял его  в  левую  руку.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.