Случайный афоризм
Никто не может быть хорошим поэтом без душевного огня и без некоторого вдохновения - своего рода безумия. То же самое говорят Демокрит и Платон. Марк Туллий Цицерон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Когда они встали по углам квадрата, восемь  бойцов  расположились  на
дугах круга внутри этого квадрата.
     Два короля выжидающе посмотрели на Баррета, но в  центр  круга  вышел
Тирсель.
     - Да будет благословенна память Святого  Камбера,  великого  Святого,
указавшего  нам  путь.  Так  сказано,  и  так  должно   быть.   Да   будет
благословенна память Самого Высшего, - сказал он.
     Тирсель опустился на колени и начал чертить пальцем на земле какие-то
фигуры. И там, где палец касался травы, она становилась золотой.
     - Да будет благословен Создатель, ныне  и  присно.  Начало  и  Конец,
Альфа и Омега, - он пальцем начертил крест с греческими буквами  сверху  и
снизу. - Пусть его слава возрастает с каждым днем,  с  каждым  месяцем,  с
каждым годом, с каждым веком, всегда. Да  будет  благословен  Господь,  да
будет благословен Святой Камбер.
     Когда он поднялся, в четырех углах  фигуры  были  начертаны  символы:
печати членов Совета. Они гарантировали защиту внутри круга.
     Тирсель вернулся на место, а Баррет воздел руки к небу и запел:
     - Я Альфа и Омега, Начало и Конец, сказал Господь. Он  ушел  в  белой
одежде, но имя его не вычеркнуто из Книги Бытия. Мы поклоняемся  ему,  его
Отцу, - пел Баррет.
     - Благословение и честь, слава и могущество - все в нем,  сидящем  на
небесном троне, - сказала Вивьена, подняв руки над головой. -  О  Господь,
яви свою милость нам, ничтожным, и защити правое дело.  Распространи  свет
милости своей на этот круг. О Боже, те, кто  стоят  здесь,  знают  величие
твое и отдают себя на суд твой.
     Лоран начертал последнюю линию и тоже воздел руки к небу. Тут же  над
четырьмя высшими Дерини вспыхнуло сияние:  янтарное,  серебряное,  алое  и
голубое.
     Лоран  заговорил,  сияние  стало  распространяться  по  кругу,  и  он
замкнулся. Цвета сливались, смешивались, играли разными  оттенками,  когда
слова Лорана разносились в воздухе:
     - Охрани слуг своих, Боже, укрепи круг, дабы никто  не  мог  войти  в
него и никто не мог помочь  тем  восьмерым,  что  пришли  сюда  сражаться.
Защити тех, кто вне круга, от могущественных сил, кои столкнутся здесь,  и
охрани их от гнева своего.
     - Так было в первые дни нашего бытия, - запели все четверо, - и пусть
будет так во все времена. ...О Боже, пусть будет так и сегодня.  Да  будет
так.
     Они закончили песнопение, и в раскатах грома сияние стало подниматься
вверх, образуя бледную голубовато-фиолетовую  полусферу  над  ними  -  над
членами Совета и  над  участниками  поединка.  Купол  был  прозрачным,  но
затуманенным, так что внутри его стало сумрачно.
     Следующий круг должны были сформировать уже сами сражающиеся. Он  был
нужен им не только для защиты от внешнего мира, но и от  тех,  кто  создал
внешний круг. Даже члены Совета не смогли бы проникнуть  через  внутренний
круг.
     - Внешний мир отрезан, - сказал Баррет.
     Голос его звучал гулко, как в большом зале.
     - Теперь надо создать внутреннюю  защиту.  Только  победитель  сможет
выйти из круга.
     Он сделал паузу, ожидая, пока стихнет эхо, вызванное его  словами,  и
продолжил:
     - Я предлагаю вам создать круг и начать то, для чего вы пришли  сюда.
Во имя Самого Высшего, начинайте.
     Все восемь оценивающе оглядели  друг  друга,  а  затем  Венсит  вышел
вперед и поклонился.
     - Кто начнет - вы или я?
     Келсон пожал плечами.
     - Это не имеет значения. Начинай ты, если хочешь.
     - Отлично.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.