Случайный афоризм
Писатель талантлив, если он умеет представить новое привычным, а, привычное - новым. Сэмюэл Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

глаза.
     Когда  все  успокоились,  человек  с  чашей  встал  на  колени  перед
Лайонеллом и протянул ее дрожащими руками.  Глаза  Лайонелла  стали  почти
нежными, когда он взял чашу в руки и повертел ее в своих длинных пальцах.
     - Они хорошие  люди,  милорд  Бран,  -  сказал  он,  глядя  на  Брана
прищуренными глазами. - Они доверили мне свои жизни, и я  поставил  их  на
карту в моей игре. Если по вашей вине я стану клятвопреступником, если  им
будет причинен хоть малейший вред, то клянусь, что отомщу даже из  могилы.
Вы понимаете меня?
     - Я дал вам свое слово, герцог, - надменно ответил Бран. - Я  сказал,
что вам не причинят вреда. Если намерения вашего хозяина честные, то у вас
нет причин чего-либо опасаться.
     - Я не боюсь, мой друг, я предупреждаю, - мягко произнес Лайонелл.  -
Смотрите, чтобы ваше слово оказалось твердым.
     Затем, приподняв чашу в знак  приветствия,  он  поднес  ее  к  губам,
что-то пробормотал и выпил, отдал чашу слуге и  вытянулся  поудобнее.  Еще
успев ощутить озноб, хотя в  палатке  было  тепло,  он  почувствовал,  как
сознание покидает его.
     Слуга поставил чашу на пол, пощупал пульс  своего  господина,  затем,
полностью удовлетворенный, поднялся на ноги и поклонился Брану.
     - Если вы готовы  выполнить  вашу  часть  соглашения,  то  нам  нужно
выезжать, милорд. У нас  впереди  трудный  путь,  большую  часть  которого
придется проделать по ледяной воде. Его Величество ждет.
     - Конечно, - пробормотал Бран,  с  удовлетворением  глядя  на  спящих
заложников. - Теперь можно не сомневаться, что они не нарушат дисциплину.
     Бран взял шлем, перчатки и направился к выходу.
     - Смотри за ними, Кэмпбелл, - приказал он. - Венсит хочет, чтобы  они
вернулись в целости и сохранности. Не будем его разочаровывать.



                                    4

     Город Кардоса был расположен  на  четыре  тысячи  футов  выше  уровня
долины  Истмарх.  Раскинувшийся  на  высокогорном  каменистом  плато,   он
позволял править собой графам, герцогам, а иногда даже королям.
     С запада и  востока  к  нему  можно  было  подобраться  только  через
предательское ущелье - основной путь через горы Рельян.
     Каждый год поздней осенью, в конце ноября, снег с Великого  Северного
моря отрезал город от мира, заваливая ущелье. И путь был закрыт до  самого
марта, пока зима полностью не сдавала свои позиции. Следующие  три  месяца
ущелье, заполненное талым снегом и ледяной водой, превращалось в ад.
     Кроме того, проходимость  ущелья  была  неоднородной.  Его  восточная
часть очищалась на несколько недель раньше, чем западная,  и  это  служило
причиной того, что город часто переходил из рук в руки.
     Именно поэтому Венсит из Торента захватил ослабленный зимой город без
всякого сопротивления: высокогорная Кардоса не могла надеяться на помощь и
поддержку правительственных войск Гвинеда.
     Венсит напал на Кардосу, и жителям ничего не оставалось как сдаться.
     И вот, пока Бран и его нервничающий эскорт пробивались сквозь грязь и
ледяную воду, приближаясь к  городским  воротам,  новый  правитель  города
нежился в своих покоях во дворце и готовился к встрече гостей.


     Венсит из Торента морщился, стараясь застегнуть ворот своего камзола,
который никак не давался. Он с усилием вертел шеей, вытягивая петли.
     Послышался осторожный стук в дверь. Венсит, поспешно разгладив бархат
камзола на груди и поправив рукоять кинжала, чтобы удобнее было дотянуться
рукой, посмотрел на дверь. Его глаза цвета голубого льда  выразили  легкое
беспокойство.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.