Случайный афоризм
Писатели учатся лишь тогда, когда они одновременно учат. Они лучше всего овладевают знаниями, когда одновременно сообщают их другим. Бертольт Брехт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Понимаю, - пробормотал Ридон. - И ты хочешь, чтобы я пошел в  Совет
и настоял на таком решении? Нет, это исключено.
     - О, не ты лично. Я знаю, как ты относишься к Совету.  Попроси  Торна
Хагена сделать это. Он мне кое-что должен.
     Ридон презрительно фыркнул.
     - Ты меня неправильно понял. Скажи ему, что это не просьба,  это  мой
приказ. Я уверен, он выполнит его.
     Ридон хмыкнул, поднялся, расправил складки на одежде.
     - При такой постановке вопроса ему выбирать  не  придется.  Ладно,  я
скажу ему, - он осмотрелся вокруг, потер руки. - Я тебе еще  нужен?  Может
быть, парочку чудес, прежде чем я уйду? Чтобы удовлетворить твое сердечное
желание.
     Ридон протянул руки вперед и, что-то тихо бормоча,  сделал  медленный
пасс в воздухе перед собой. Как только он закончил движение,  из  ниоткуда
возник плащ с капюшоном, отделанным мягчайшей оленьей шерстью, и с  мягким
шелестом опустился ему на плечи.
     Венсит стоял, уперев руки в бока,  и  смотрел  на  все  это  с  явным
неодобрением:
     - Ты закончил, наконец, играть со своим могуществом?  Иди,  благодарю
тебя. Иди, нам надо работать. И тебе, и мне.
     Ридон сухо ответил:
     - Хорошо. Раз ты просишь, я поговорю с  твоим  добрым  другом  Торном
Хагеном. А затем вернусь, чтобы осмотреть этого Брана, в котором, как  мне
показалось, ты очень заинтересован.  Может  быть,  действительно  от  него
будет какая-то польза, в чем я сомневаюсь. А может быть, я обнаружу в  нем
кроющуюся для нас опасность, хотя ты уверен, что ее не существует.
     - Делай, что хочешь.
     Ридон завернулся в плащ и исчез.
     Венсит вернулся к  карте  и,  глядя  на  путаницу  голубых,  красных,
зеленых линий, обратился мыслями к плану предстоящей кампании.
     В его глазах  цвета  голубого  льда  бушевала  необузданная  энергия,
пальцы  нервно  стискивали  перо,  зигзагами  скачущее  по  карте,   плечи
напряглись, как будто он уже готовился вступить в бой.
     - Одиннадцатью Королевствами должен править я один, - сказал он себе.
- Я должен править единолично. И это вам будет не мальчик-король,  который
сидит сегодня на своем троне в Ремуте!



                                    5

     Ранним  вечером  того  же  дня  проблему  Дерини  обсуждали  еще  два
человека.
     Это были  священники,  добровольно  вышедшие  из  состава  той  самой
Гвинедской Курии, о которой с таким презрением отзывался Венсит. Именно на
них лежала основная ответственность за тот раскол в  духовенстве  Гвинеда,
который существовал и по сей день.
     О Томасе Кардиеле, в чьей часовне  в  данный  момент  велась  беседа,
трудно было подумать, что он способен на  мятеж.  Ему  недавно  исполнился
сорок один год. В течение последних пяти лет он был  епископом  богатой  и
престижной епархии Джассы. Так что казалось  невероятным,  что  он  станет
вдохновителем событий, которые произошли два месяца  назад.  До  недавнего
времени это был  один  из  самых  молодых  епископов,  занимающий  твердое
положение и непоколебимо преданный церкви, которой он служил.  И  во  всех
спорах он  всегда  придерживался  нейтральной  позиции,  традиционной  для
епископов Джассы.
     Его молодой коллега Денис Арлиан тоже неожиданно оказался  на  первых
ролях в этом мятеже.
     И теперь тридцативосьмилетний епископ Гвинеда думал о том,  что  если
события в самое ближайшее время не повернутся к лучшему,  то  им  придется

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.