Случайный афоризм
Для того чтобы быть народным писателем, мало одной любви к родине, - любовь дает только энергию, чувство, а содержания не дает; надобно еще знать хорошо свой народ, сойтись с ним покороче, сродниться. Николай Александрович Островский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

опасность для самого Внутреннего Круга.
     - Но они даже и не знают о существовании Совета!
     - Слухи всегда есть, - коротко ответил Ридон. -  И  ты,  кроме  того,
должен  помнить,  для  своей  же  пользы,  что  этого  хочет  Венсит.  Мне
продолжать дальше?
     - Да... да нет, не стоит.
     Торн нервно откашлялся и повернулся к зеркалу, чтобы осмотреть  себя.
Он с трудом сдерживал дрожь в пальцах, когда поправлял воротник.
     - Я сделаю то, о чем вы просите, - продолжал он более уверенно.  -  И
надеюсь, что ты, в свою очередь, напомнишь Венситу о том риске, которому я
подвергаю себя, передавая его просьбу. Не знаю, что вы  хотите  сделать  с
Морганом и Мак Лейном, да и знать не хочу. Но Совет всегда  придерживается
нейтральной позиции. Он всегда очень бурно реагирует на то, когда один  из
его членов вмешивается в политические распри. Венсит сам мог  бы  войти  в
Совет, если бы был более покорен, - закончил Торн.
     - Покорность не в характере Венсита, - мягко возразил Ридон. - И не в
моем тоже. Однако если ты испортишь отношение с одним из нас,  то  у  меня
есть  возможность  представить  все  дело  так,  что  тебе  будет  грозить
опасность. Кроме того, поговаривают,  что  назрела  необходимость  вывести
кое-кого из Совета.
     - Но не думаешь же ты, что могут вывести меня... -  в  бледно-голубых
глазах мелькнул ужас.
     - Конечно, нет.
     Торн с трудом  проглотил  слюну,  выпрямился  и  шагнул  к  площадке,
украшенной цветами и виноградной лозой.
     Это был Путь Перехода.
     - Я сообщу вам обо всем завтра утром,  -  сказал  он,  подбирая  полы
золотой мантии со всем достоинством, которое только мог собрать. - Вас это
устраивает?
     Ридон, не  говоря  ни  слова,  поклонился,  в  его  глазах  мелькнула
насмешка.
     - Ну, тогда приятного вечера, - пожелал Торн и исчез.
     На высокогорном, тщательно  охраняемом  плато,  хорошо  вписываясь  в
окружающий ландшафт, стояла древняя постройка.  В  большой  восьмиугольной
комнате  со  сводчатым  потолком,  имеющим  форму  ограненного   аметиста,
собрался Совет Камбера.
     Под пурпурным куполом в полированных черных  плитах  пола  отражались
огромные, высотой от пола  до  потолка,  металлические  двери,  занимающие
целую  стену.  Остальные  семь  стен  цвета  старой   слоновой   кости   с
укрепленными в них факелами,  каждый  из  которых  был  толщиной  в  руку,
занимали  высеченные  из  мрамора  фигуры  известных  всему  миру  Дерини,
оставивших яркий след в истории.
     В центре комнаты  находился  массивный  восьмиугольный  стол,  вокруг
которого были расставлены восемь кресел с высокими спинками. У пяти из них
стояли Дерини.
     Трое мужчин и две женщины стояли под пурпурным  куполом.  Все,  кроме
одного, были одеты в золотое и фиолетовое, что означало их  принадлежность
к Внутреннему Кругу.
     Единственное исключение являл собой Денис Арлиан. Он был сосредоточен
и мрачен в своей черной сутане и пурпурном епископском плаще.  Он  изредка
кивал, как бы приобщаясь к  разговору  между  леди  Вивьеной,  находящейся
слева от него, и смуглым напряженным молодым  человеком  с  миндалевидными
глазами - Тирселем де Клараном.
     По другую сторону стола седовласый  человек  с  бледными  прозрачными
руками разговаривал с девушкой, лет на пятьдесят моложе его.
     Девушка смеялась и слушала с интересом, изредка встряхивая головой, и
тогда ее рыжие волосы вспыхивали ярким пламенем.
     Арлиан с трудом сдержал зевок и повернулся к дверям, которые  в  этот
момент открылись, пропуская в комнату Торна Хагена.
     Торн  был  подавлен.  Бледность  его  обычно  цветущего   лица   лишь

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.