Случайный афоризм
Только о великом стоит думать, только большие задания должен ставить себе писатель: ставить смело, не смущаясь своими личными малыми силами. Александр Александрович Блок
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

опасность для самого Внутреннего Круга.
     - Но они даже и не знают о существовании Совета!
     - Слухи всегда есть, - коротко ответил Ридон. -  И  ты,  кроме  того,
должен  помнить,  для  своей  же  пользы,  что  этого  хочет  Венсит.  Мне
продолжать дальше?
     - Да... да нет, не стоит.
     Торн нервно откашлялся и повернулся к зеркалу, чтобы осмотреть  себя.
Он с трудом сдерживал дрожь в пальцах, когда поправлял воротник.
     - Я сделаю то, о чем вы просите, - продолжал он более уверенно.  -  И
надеюсь, что ты, в свою очередь, напомнишь Венситу о том риске, которому я
подвергаю себя, передавая его просьбу. Не знаю, что вы  хотите  сделать  с
Морганом и Мак Лейном, да и знать не хочу. Но Совет всегда  придерживается
нейтральной позиции. Он всегда очень бурно реагирует на то, когда один  из
его членов вмешивается в политические распри. Венсит сам мог  бы  войти  в
Совет, если бы был более покорен, - закончил Торн.
     - Покорность не в характере Венсита, - мягко возразил Ридон. - И не в
моем тоже. Однако если ты испортишь отношение с одним из нас,  то  у  меня
есть  возможность  представить  все  дело  так,  что  тебе  будет  грозить
опасность. Кроме того, поговаривают,  что  назрела  необходимость  вывести
кое-кого из Совета.
     - Но не думаешь же ты, что могут вывести меня... -  в  бледно-голубых
глазах мелькнул ужас.
     - Конечно, нет.
     Торн с трудом  проглотил  слюну,  выпрямился  и  шагнул  к  площадке,
украшенной цветами и виноградной лозой.
     Это был Путь Перехода.
     - Я сообщу вам обо всем завтра утром,  -  сказал  он,  подбирая  полы
золотой мантии со всем достоинством, которое только мог собрать. - Вас это
устраивает?
     Ридон, не  говоря  ни  слова,  поклонился,  в  его  глазах  мелькнула
насмешка.
     - Ну, тогда приятного вечера, - пожелал Торн и исчез.
     На высокогорном, тщательно  охраняемом  плато,  хорошо  вписываясь  в
окружающий ландшафт, стояла древняя постройка.  В  большой  восьмиугольной
комнате  со  сводчатым  потолком,  имеющим  форму  ограненного   аметиста,
собрался Совет Камбера.
     Под пурпурным куполом в полированных черных  плитах  пола  отражались
огромные, высотой от пола  до  потолка,  металлические  двери,  занимающие
целую  стену.  Остальные  семь  стен  цвета  старой   слоновой   кости   с
укрепленными в них факелами,  каждый  из  которых  был  толщиной  в  руку,
занимали  высеченные  из  мрамора  фигуры  известных  всему  миру  Дерини,
оставивших яркий след в истории.
     В центре комнаты  находился  массивный  восьмиугольный  стол,  вокруг
которого были расставлены восемь кресел с высокими спинками. У пяти из них
стояли Дерини.
     Трое мужчин и две женщины стояли под пурпурным  куполом.  Все,  кроме
одного, были одеты в золотое и фиолетовое, что означало их  принадлежность
к Внутреннему Кругу.
     Единственное исключение являл собой Денис Арлиан. Он был сосредоточен
и мрачен в своей черной сутане и пурпурном епископском плаще.  Он  изредка
кивал, как бы приобщаясь к  разговору  между  леди  Вивьеной,  находящейся
слева от него, и смуглым напряженным молодым  человеком  с  миндалевидными
глазами - Тирселем де Клараном.
     По другую сторону стола седовласый  человек  с  бледными  прозрачными
руками разговаривал с девушкой, лет на пятьдесят моложе его.
     Девушка смеялась и слушала с интересом, изредка встряхивая головой, и
тогда ее рыжие волосы вспыхивали ярким пламенем.
     Арлиан с трудом сдержал зевок и повернулся к дверям, которые  в  этот
момент открылись, пропуская в комнату Торна Хагена.
     Торн  был  подавлен.  Бледность  его  обычно  цветущего   лица   лишь

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.