Случайный афоризм
В писателе-художнике талант... уменье чувствовать и изображать жизненную правду явлений. Николай Александрович Добролюбов
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

усугублялась двумя яркими пятнами на скулах. Едва заметив взгляд  Арлиана,
он отвернулся и пошел через  комнату,  чтобы  присоединиться  к  разговору
девушки  и  старика.  На  его  лице  появилось   обычное   обезоруживающее
выражение, когда он включился в разговор. Но от Арлиана не  укрылось,  что
Торн украдкой вытер о плащ потные ладони и, чтобы  скрыть  дрожь,  спрятал
руки в широкие рукава.
     Арлиан отвернулся и сделал вид, что поглощен рассказом леди  Вивьены.
Его тренированное лицо отражало все перипетии повествования, но  мозг  был
далек от предмета разговора.
     Что-то очень взволновало Хагена сегодня вечером, но кто  же  послужил
причиной? Конечно, не человек. А Дерини Хагену здесь  нечего  бояться.  Ни
один Дерини не поднимет свое тайное оружие против того,  кто  находится  в
этой комнате.  Вокруг  этой  комнаты  сплетена  сеть  защиты,  скрепленная
кровавой клятвой каждого члена. Эта сеть постоянно возобновлялась:  каждый
раз, когда во Внутренний Круг выбирался новый член.
     Тут для Торна Хагена опасности нет.
     Арлиан пробежал пальцами по краю стола из слоновой кости и улыбнулся,
ощутив холодную гладкость золота, разделявшего стол на сегменты.
     Может быть и другое. Раньше или позже, но Хагену  придется  выйти  из
комнаты Совета. А за ее пределами есть Дерини, не связанные  с  Внутренним
Кругом, не подчиняющиеся указаниям Совета и относящиеся к членству Торна в
Совете без должного почтения.
     Ведь среди Дерини тоже всегда находились ренегаты: Левис из  Ворфаля,
Ридон из Истмарха, Рольф Макферсон и другие - они не признавали Совет  или
были изгнаны из его  рядов,  а  может  быть,  даже  замешаны  в  заговоре.
Возможно, один из них и угрожает  Торну  Хагену?  Или  существует  заговор
против Совета?
     Арлиан снова взглянул на Торна и усмехнулся, поняв, что  у  него  нет
ничего, кроме подозрений.
     Может быть, Торн получил отставку у любовницы или поссорился со своим
управляющим? Все может быть.
     Позади Арлиана послышался шелест одежд. Он повернулся и увидел, что в
дверь входят два  последних  члена  Совета.  Каждый  держал  в  руке  жезл
коадъютора.
     Баррет  де  Лейни,  старший  из  них,   который   должен   был   быть
председателем   на   сегодняшнем   заседании,   производил    внушительное
впечатление.  Голова,  несмотря  на  полное  отсутствие  волос,   казалась
красивой. На чисто выбритом лице сверкали изумрудные глаза.
     Джас Стефан Корам, с волосами цвета светлого  серебра,  элегантный  и
стройный, по внушительности не мог сравниться с Барретом.
     Корам молча проводил Баррета к его месту между Лораном и Тирселем,  а
затем подошел к своему месту на противоположной стороне стола.
     Все положили свои жезлы на стол, Корам раскинул руки в стороны:  одну
ладонью вниз, а другую - вверх. Все  остальные  сделали  то  же  самое,  и
ладони каждого встретились с ладонью соседа.
     Корам откашлялся и заговорил:
     - Приветствую вас, лорды и леди.  Слушайте  слова  Мастера.  Пусть  у
каждого из вас слово будет одно целое с духом.
     Баррет наклонил голову, а затем поднял глаза на сферический кристалл,
свисающий на длинной  цепи  с  потолка  купола.  Сфера  слегка  дрожала  в
спокойном тихом воздухе.
     Баррет заговорил. Древний ритуал Дерини начинался словами:
     - Мы встретились. Мы одно целое со светом. Мы видим пути древних.  Мы
не пойдем по ним, - он замолчал, откинулся на спинку кресла.  -  Да  будет
так.
     - Да будет так.
     После этих слов все восемь  человек  заворочались  в  своих  креслах.
Послышался шелест их одежд, приглушенные разговоры. Когда все успокоились,
Баррет сел прямо,  положив  руки  на  подлокотники  кресла.  Очевидно,  он
приготовился начать заседание.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.