Случайный афоризм
Спокойная жизнь и писательство — понятия, как правило, несовместимые, и тем, кто стремится к мирной жизни, лучше не становиться писателем. Рюноскэ Акутагава
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Это означает, что Дерини гораздо больше, чем мы с тобой думаем. Тех
Дерини, которые знают, кто они и как пользоваться могуществом.
     - А мы с тобой не знаем ни одного, за исключением Келсона  и  Венсита
из Торента, - пробормотал  Морган,  приглаживая  золотые  волосы.  -  Черт
побери, Дункан, куда мы с тобой влезаем?
     В последующие дни все  отчетливее  вырисовывалось,  в  какую  историю
влезают эти двое.
     Несколькими часами позднее Морган и Дункан остановили своих лошадей в
густых зарослях на обочине дороги, ведущей в Джассу, и прислушались.
     Их было не узнать в простой  одежде,  заросших  бородами,  верхом  на
самых обычных  лошадях.  Они  не  возбуждали  подозрения  ни  в  ком,  кто
встречался им по  дороге.  А  встречались  фермеры,  солдаты,  торговцы  с
караванами товаров, отмеченные эмблемами самого епископа Джассы.
     Никто их не останавливал. И теперь, когда  они  подъехали  к  долине,
ведущей в Джассу, дорога была пустынна.
     Последний перевал  отделял  их  от  этой  долины,  и  там,  сразу  за
перевалом, стояла часовня Святого Торина. Они оба внутренне  содрогнулись,
вспомнив свое последнее путешествие в эти места.
     Святой Торин был покровителем Джассы. По традиции те, кто подъезжал к
городу с юга, как сейчас Морган  и  Дункан,  должны  были  остановиться  и
оказать почести этому Святому, защитнику города, и только после этого  они
получали разрешение переправиться через озеро и войти в город.
     Совсем недавно, а точнее - три месяца  тому  назад,  у  озера  стояла
часовня,  древнее  строение,  целиком  сделанное  из  дерева  -   обычного
строительного материала этой местности.
     В нее нужно было войти одному и без оружия.
     Помолившись там, путник получал эмблему на шляпу, означавшую, что ему
дано от Святого Торина разрешение на въезд в город.  Имея  такую  эмблему,
путешественник переправлялся через озеро на лодке.
     Ни один перевозчик не повез бы человека, не имеющего эмблемы. Никакая
плата не могла бы его соблазнить.
     Поэтому путешественник, который  хотел  войти  в  город  через  южные
ворота, желая избежать двухдневной езды к северным воротам, где  вход  был
свободным, молился в часовне  Святого  Торина.  Для  многих  сэкономленное
время было дороже молитвы.
     Но цена,  которую  заплатили  Морган  и  Дункан,  оказалась  чересчур
высокой, к тому же они так и не попали в Джассу.
     В часовне Моргана  ждала  ловушка:  предательская  игла,  отравленная
затуманивающим  мозг  снадобьем,   уколола   его   руку.   Яд   немедленно
подействовал,  и  когда  Морган  очнулся,   совершенно   беспомощный,   он
обнаружил, что находится в руках Варина де Грея и эмиссара архиепископов.
     Только  своевременное  вмешательство  Дункана   спасло   Моргана   от
медленной и жуткой смерти.
     Но за счастливое избавление им пришлось заплатить дорогую  цену,  так
как  во  время  сражения  Дункану  пришлось  раскрыть  себя,  использовать
запрещенную магию Дерини, чтобы бегство  стало  возможным.  В  пылу  битвы
пламя факелов перекинулось на деревянную часовню, и она сгорела дотла.
     Поэтому теперь  они  были  прокляты,  преданы  анафеме,  отлучены  от
церкви.
     Морган и Дункан  хотели  хоть  частично  освободиться  от  проклятия,
однако для этого им требовалось попасть в покои епископа Джассы.
     Они долго стояли, прислушиваясь, в густых зарослях. Затем спешились.
     Впереди, за перевалом, виднелись синие дымы костров.
     Своим обостренным слухом друзья  слышали  ржание  пасущихся  лошадей,
голоса людей в долине, ощущали запах дыма в спокойном воздухе.
     Со вздохом Морган взглянул на Дункана и, взяв лошадь под уздцы,  стал
медленно подниматься по склону к перевалу. Густые заросли по мере  подъема
становились все реже, деревья тоньше, и на самом перевале уже  негде  было
укрыться, разве что в траве. Поэтому последние ярды  они  преодолевали  на
четвереньках и достигли перевала ползком. Жмурясь от  яркого  солнца,  как

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.