Случайный афоризм
В писателе-художнике талант... уменье чувствовать и изображать жизненную правду явлений. Николай Александрович Добролюбов
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Отец Мак Лейн и герцог Аларик, - осторожно произнес он, -  я  вижу,
вы, наконец, добрались до Джассы.
     Он сложил руки на груди,  и  казалось,  что  огонь  его  епископского
кольца мечется среди тишины,  воцарившейся  в  коридоре.  Затем  он  задал
вопрос:
     - Скажите, чего вы хотели: нашего благословения или нашей смерти?
     Фиолетовые глаза на суровом лице излучали холод, и все же  Дункан  не
заметил признаков гнева, очевидно, суровость предназначалась скорее  всего
для солдат.
     Откашлявшись, Дункан попытался сесть, но не смог, пока Арлиан  знаком
не приказал солдатам немного  освободить  его.  Дункан  сел,  краем  глаза
взглянув на Моргана, который пытался сделать то же самое.
     - Ваше Преосвященство, мы просим прощения за то,  что  проникли  сюда
таким образом, но нам необходимо было увидеть вас. Мы пришли  сюда,  чтобы
отдаться на ваш  суд.  Если  мы  действовали  неправильно,  сейчас  или  в
прошлом, то укажите нам на ошибки и отпустите наши грехи. Если же мы  были
осуждены ошибочно, то мы просим, чтобы вы во всем разобрались  и  сняли  с
нас ложное обвинение.
     После этого заявления послышалось  перешептывание,  но  лицо  Арлиана
оставалось непроницаемым. Его взгляд перебегал  с  Дункана  на  Моргана  и
обратно. Затем он повернулся, распахнул дверь и встал сбоку.
     - Стража, внесите их сюда  и  оставьте  нас,  -  распорядился  он.  -
Епископ Кардиель и я хотим их выслушать.
     - Но, Ваше Преосвященство, это преступники,  нарушившие  ваш  приказ.
Они разрушили часовню Святого Торина, они убили людей, они  были  прокляты
Курией...
     - Я знаю, что они сделали, - остановил Арлиан.  -  И  знаю,  что  они
преступники. Делайте, как я сказал. Можете их связать, если так вам  будет
спокойнее.
     - Хорошо, Ваше Преосвященство.
     Солдаты поставили пленников на ноги и  крепкой  веревкой  связали  им
руки перед собой.
     Кардиель молча наблюдал, предоставив Арлиану распоряжаться событиями.


     Священник, который  первым  выглянул  из  комнаты,  вернулся  туда  и
развернул два тяжелых кресла у камина.  Когда  оба  епископа,  пленники  и
охрана вошли в комнату, он  встал  сбоку,  пристально  глядя  на  Дункана.
Дункан заметил это и постарался ему улыбнуться. Священник печально склонил
голову. Отец Хью де Берри и Дункан были старыми друзьями. Один только  Бог
знал, как отец Хью оказался здесь и удастся ли им еще  хоть  раз  дружески
побеседовать.
     Арлиан подошел к одному из кресел и  уселся,  дав  знак  секретарю  и
охране удалиться.
     Отец Хью немедленно повиновался и направился к выходу, но  солдаты  в
нерешительности остановились у двери.
     Кардиель, который входил последним,  успокоил  их,  сказав,  что  они
могут оставаться поблизости и,  если  возникнет  необходимость,  их  сразу
вызовут. Он стоял у двери, пока последний  солдат  не  вышел  из  комнаты,
затем аккуратно закрыл дверь и запер ее.
     Когда он занял свое место, Арлиан соединил пальцы и долго  пристально
смотрел поверх них на пленников. Наконец он заговорил:
     - Итак, Дункан, ты опять вернулся к нам. В свое время, когда ты решил
оставить службу у нас и стать исповедником короля, мы потеряли  способного
помощника. Но теперь, похоже, твоя карьера закончилась  самым  неожиданным
образом.
     Дункан виновато опустил голову. Он  отметил  официальность  обращения
Арлиана. На первый взгляд, слова казались нейтральными, но их  можно  было
истолковать и по-другому. Следует быть очень осторожным  в  ответах,  пока
окончательно не выяснится позиция епископов.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.