Случайный афоризм
Чем больше человек пишет, тем больше он может написать. Уильям Хэзлитт (Гэзлитт)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Это... это можно понять. И что же ты ему сказал?
     Морган покачал головой.
     - Я ничего не успел  сказать.  В  тот  момент,  должно  быть,  кто-то
услышал мои молитвы. Дункан ввалился в комнату через отверстие в  потолке,
и его меч проложил дорогу, сея смерть, к выходу из этой ловушки.
     В другой комнате епископ Кардиель напряженно сидел в кресле  у  окна.
Дункан стоял на коленях перед ним.
     Хотя руки Дункана были связаны, он сложил пальцы в молитвенном  жесте
и опустил их на  подушку  второго  кресла.  Несмотря  на  низко  опущенную
голову, голос Дункана звучал твердо.
     Серые глаза  Кардиеля,  внимательно  слушавшего  рассказ,  старались,
казалось, проникнуть в мозг Дункана.
     - Не знаю, сколько человек я убил. Может быть, четверых или  пятерых.
Нескольких ранил. Но когда Горони бросился на меня с ножом, я схватил  его
и использовал как щит, не думая о том, что он священник. Аларик был совсем
плох. Он убил только одного человека, насколько я знаю,  и  я  должен  был
защищать его. Горони был моим заложником, пока я помогал Моргану вырваться
из рук бандитов. И в  результате  пожара,  вспыхнувшего  во  время  битвы,
сгорела часовня.
     Кардиель спросил:
     - Именно тогда ты обнаружил себя как Дерини?
     Дункан кивнул.
     - Когда Аларик пытался открыть  дверь,  оказалось,  что  она  заперта
снаружи  по  распоряжению  Варина.   Аларик   раньше   пользовался   своим
могуществом, чтобы открывать замки, но сейчас он был  в  таком  состоянии,
что это было ему не по силам. Так что мне пришлось выбирать: или открыться
в том, что я Дерини, или  погибнуть.  И  я  сделал  выбор.  Я  использовал
могущество, чтобы открыть замок и выйти наружу. Горони, увидев это,  начал
кричать. За ним о святотатстве и богохульстве завопил Варин.
     Когда мы ушли, вспыхнула часовня. Мы ничем не могли помочь, поэтому с
тяжестью в душе вскочили на лошадей и ускакали. Думаю, пожар спас  нас  от
преследования и смерти. Если бы за нами была погоня,  нас  обязательно  бы
схватили. Аларик был очень слаб.
     Дункан опустил голову,  закрыл  глаза,  стараясь  изгнать  из  памяти
ужасные события.
     Кардиель покачал головой.
     - А что же было дальше? - мягко спросил он.
     К  концу  повествования  голос  Моргана  окреп  и  приобрел   обычные
интонации. Морган взглянул на прелата.
     Лицо  Арлиана  было  строгим  и  замкнутым,  но  Морган   мог   почти
поклясться, что на этом красивом лице промелькнуло оживление. Затем взгляд
Арлиана скользнул вниз - на руки, сложенные  на  коленях,  на  епископское
кольцо, излучающее свет. Он поднялся и, отвернувшись от Моргана, заговорил
ровно и бесстрастно:
     - Аларик, как вы проникли в Джассу? Ваша одежда говорит о том, что вы
раздели двух бедных монахов Томаса. Вы им не причинили вреда, надеюсь?
     - Нет, Ваше Преосвященство. Вы найдете их спящими под главным алтарем
собора. К сожалению, это был единственный способ  добраться  до  цели,  не
причинив никому вреда. Ручаюсь, что они проснутся в добром здравии  и  без
всяких неприятных последствий.
     - Ясно.
     Арлиан задумчиво  посмотрел  на  коленопреклоненного  Моргана,  затем
заложил руки за спину и отвернулся к окну.
     - Я не могу одобрить твои действия, Аларик, - сказал он.
     Морган вскинул голову, с его губ рвались яростные протесты.
     Арлиан оборвал его.
     - Нет, не перебивай. Я сказал, что не могу  одобрить  твои  действия.
Пока. В твоем рассказе есть кое-какие  детали,  которые  мне  хотелось  бы
уточнить. Но сейчас не время говорить об  этом.  Может  быть,  Кардиель  и
Дункан закончили беседу...

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.