Случайный афоризм
Писатель должен много писать, но не должен спешить. Антон Павлович Чехов
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Не можешь или не хочешь?
     - Не могу, - мирно ответил Арлиан. -  По  крайней  мере,  пока.  Будь
терпелив, Томас.
     - Этого не хотят те, кто выше тебя?
     Арлиан прошептал:
     - Нет, просто существуют вещи, о которых я пока не могу говорить.
     На лице Арлиана появилось умоляющее выражение. Он все еще  протягивал
руку Кардиелю.
     - Поверь мне, Томас, клянусь, что не обману твоего доверия.
     Кардиель долго смотрел на протянутую ему руку.  По  глазам  его  было
видно, что в нем идет борьба  между  преданностью  Церкви  и  симпатией  к
Арлиану.
     Наконец, он медленно протянул руку Арлиану, и тот легко поднял его на
ноги.
     Они долго стояли, крепко сжав руки  и  стараясь  прочесть  по  глазам
мысли друг друга.
     Затем Арлиан широко улыбнулся и хлопнул Кардиеля по плечу.
     - Идем, брат мой. У нас  много  дел.  Если  ты  действительно  хочешь
вернуть Моргана и Дункана в наши ряды,  то  с  ними  надо  переговорить  и
сделать все необходимые  приготовления.  Кроме  того,  нам  еще  предстоит
убедить членов нашей коалиции,  хотя  я  уверен,  что  они  с  готовностью
согласятся со всеми твоими решениями.
     Кардиель нервно пригладил волосы и покачал головой.
     - Ты все делаешь быстро,  если  решил  что-то  сделать,  Денис.  А  я
тугодум, у меня замедленная реакция.
     Арлиан хмыкнул, подвел Кардиеля к центру комнаты, где пол был украшен
затейливым рисунком.
     - Начнем с того, что вернемся в твою молельню.  Охранники,  вероятно,
уже беспокоятся.
     Кардиель с трепетом посмотрел на пол.
     - Это... Это Путь Перехода, о котором ты говорил?
     - Да, - ответил Арлиан,  положив  руку  на  плечо  Кардиелю  и  мягко
подталкивая его к месту. - Ты только  расслабься  и  очисти  мозг.  Ничего
страшного в этом нет. Расслабься и очисти мозг.
     - Я постараюсь, - прошептал Кардиель.
     И тут  же  пол  ушел  у  них  из-под  ног,  превратившись  в  мягкое,
размазанное в пространстве бесформенное черное пятно.
     Через час Моргану и Дункану объявили решение епископов.
     Встречу нельзя было назвать сердечной, все участники были  напряжены,
взволнованны. Те, что несколько месяцев назад  были  отлучены  от  церкви,
естественно, не  могли  полностью  довериться  двум  самым  могущественным
прелатам Церкви. И это чувство недоверия было взаимным.
     Но поведение епископов не  было  враждебным.  Они  как  бы  проверяли
отверженных, оценивая их реакцию на свое решение. Ведь, в конце концов, их
самих Лорис с  Корриганом  обвиняли  в  духовном  родстве  с  этими  двумя
отщепенцами.
     Кардиель  странно  молчалив,  решил  Морган,  помнивший  блестящие  в
литературном отношении письма  Келсону,  вышедшие  из-под  пера  епископа.
Епископ Джассы часто бросал  в  сторону  Арлиана  удивленно-вопросительные
взгляды, значения которых Морган не понимал. Мало  того,  иногда  от  этих
взглядов волосы у Моргана становились дыбом, но он не знал, почему.
     Арлиан же, напротив, был раскован, остроумен, и  на  него,  казалось,
совершенно не давила тяжесть сложившейся ситуации. Однако перед  тем,  как
четверо вошли в зал  заседания,  он  предупредил,  что  главные  опасности
только начинаются.
     В зале уже сидели полдюжины епископов,  тех  самых,  кого  надо  было
убедить  в  невиновности  и  добропорядочности  лордов  Дерини.  Здесь  же
присутствовали  одиннадцать  угрюмых  представителей  славного  герцогства
Корвин.
     Как только четверо вошли в зал, послышались крики протеста.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.