Случайный афоризм
Писателю необходима такая же отвага, как солдату: первый должен так же мало думать о критиках, как второй - о госпитале. Стендаль
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Сивард ахнул,  а  Джильберт  перекрестился.  Его  маленькие  свинячьи
глазки пробежали по лицам коллег, как бы ища  поддержки.  И  даже  желчный
старый епископ Вольфрам де Бланет, наиболее яростный противник Интердикта,
немного побледнел.
     Ни один из них не ожидал появления хотя бы одного Дерини, а на пороге
сейчас стояли двое.
     Но они были людьми здравомыслящими, эти епископы Гвинеда.
     И хотя их трудно было убедить в добропорядочности  всех  Дерини,  они
готовы были допустить, что в этих  двоих  конкретных  Дерини  зла  все  же
меньше, чем в остальных. Отлучение и проклятие,  несомненно,  должны  быть
отменены,  ведь  Морган  и  Дункан   представили   вполне   правдоподобные
объяснения и покаялись в своих поступках.
     Однако это решение не разрядило обстановку в целом.
     Да, епископы, в большинстве своем, были людьми умными, образованными,
трезво относящимися к догматам церкви и не склонными к истерии.
     Но всего этого нельзя было сказать о простых людях, так что  проблема
вовсе не снималась, а  поворачивалась  другой  гранью.  Среднему  человеку
очень долго  внушали,  что  Дерини  -  проклятая  раса  и  что  одно  лишь
присутствие Дерини несет смерть и разруху.
     И несмотря на то, что Морган сохранял свое доброе имя  за  все  время
службы Бриону и Келсону,  а  репутация  Дункана  была  безукоризненной  до
случая в часовне Святого Торина, все это казалось теперь ничтожно малым  в
сравнении с тем, что оба они принадлежали к Дерини.
     Чтобы доказать простым людям, что Морган и Дункан отрекаются от путей
Дерини, требовалось нечто более  вещественное.  Такая  простая  мера,  как
отпущение  грехов,  мало  значила  для  простого  люда:  горожан,  солдат,
ремесленников,  торговцев  -  всех  тех,  кто  служил  опорой  армии.   Их
бесхитростные   души   требовали   более   конкретных,   более    реальных
доказательств покорности и смирения лордов Дерини.
     Нужно было  созвать  народ,  чтобы  перед  толпой  продемонстрировать
полное согласие между двумя Дерини и епископами.
     Оставалось всего два дня до  того,  как  в  соответствии  с  военными
планами армия епископов должна выступить в поход. А кроме того,  Морган  и
Дункан сообщили, что Келсона не будет в условленном месте раньше чем через
четыре дня. Так что оставалось всего два дня,  чтобы  добраться  до  места
встречи.
     Поэтому официальная процедура  отпущения  грехов  была  назначена  на
вечер перед самым началом похода. А в течение оставшихся двух  дней  лорды
Дерини будут обсуждать  с  епископами  и  их  военными  советниками  планы
кампании, монахи же Кардиеля будут распространять по городу слухи о  сдаче
и отречении Моргана и Дункана.
     Сама церемония возвращения в лоно Святой Церкви должна  состояться  в
большом кафедральном соборе города в присутствии солдат и горожан.
     Здесь, на  этом  грандиозном  спектакле,  Морган  и  Дункан  публично
покаются, очистятся от грехов и в соответствии со всеми канонами  вернутся
в лоно церкви. Народ должен быть доволен.
     Два дня спустя после описываемых событий в  великой  долине  Линдрета
под Кардосой можно было увидеть одинокого путника.
     Это был Син лорд Дерри.
     Здесь было жарко. Воздух уже совсем прогрелся. Все  говорило  о  том,
что лето близко. Дерри вытер загорелой рукой пот со лба.  Волосы  его  под
шлемом совершенно слиплись от пота, а тело, в тех местах,  где  его  терли
ремни перевязи, саднило и пощипывало.
     Передернув плечами, чтобы уменьшить неприятное ощущение,  Дерри  снял
шлем и повесил его на левую  руку.  Еще  раз  внимательно  оглядевшись  по
сторонам, он пошел обратно к тому месту, где оставил лошадь.
     Он ступал по мягкой траве осторожно, стараясь производить  как  можно
меньше шума.
     Дерри выбрал этот путь из соображений безопасности, так как  по  лесу
он не смог бы пройти бесшумно: треск сучьев немедленно  выдал  бы  его.  А

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.