Случайный афоризм
Улучшать нравы своего времени - вот цель, к которой должен стремиться каждый писатель, если он не хочет быть только "увеселителем публики". Оноре де Бальзак
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Я займусь им, Диган. Оставь нас, - повторил ровный голос.
     Снова послышались шелест  сворачиваемого  пергамента,  скрип  кожи  и
ремней, когда кто-то направился к выходу.
     Дверь со скрежетом закрылась, засов, лязгнув, лег на свое место.
     Свет факела стал усиливаться слева от него, хотя Дерри  был  убежден,
что незнакомец приближается к нему с правой стороны. Эти мягкие вкрадчивые
шаги, которые слышал Дерри, рождали в его черепе тревожный нарастающий бой
сотен колоколов.



                                    12

     В кафедральном соборе Святого Сенана в Джассе продолжалась  церемония
отпущения грехов двух кающихся Дерини.
     После того как процессия, состоящая из восьми епископов и  несметного
числа священников, монахов и помощников, вошла в собор,  Морган  и  Дункан
были торжественно представлены епископу  Кардиелю  и  публично  заявили  о
своем покаянии и желании вернуться в лоно Святой Церкви.
     Они опустились на колени на самой нижней ступени алтарной лестницы  и
слушали, как Кардиель и Арлиан поочередно произносили  стандартные  фразы,
которыми начиналась церемония.
     Эта часть требовала от Моргана и Дункана  большой  сосредоточенности,
так как они должны были все время отвечать на сложные запутанные  вопросы,
которые предлагались им в соответствии с ритуалом.
     Наконец, началась та  часть  церемонии,  где  доля  их  участия  была
незначительна.
     Морган и Дункан избегали смотреть друг на друга, когда два священника
взяли их под руки и повели вверх по ступеням к алтарю. Там они простерлись
ниц на ковре, и начался следующий этап литургии.
     Кардиель  вдохновенно  возносил  мольбы  Богу  о  прощении  заблудших
сыновей, призывал благословение на их грешные души.
     Пока епископ  ушел  в  молитвы,  Морган  осторожно  повернул  голову,
лежащую на скрещенных руках, таким образом, чтобы видеть свой  перстень  с
Грифоном.
     Все епископы и священнослужители были  поглощены  службой,  и  Морган
решил войти в контакт с Дерри,  пусть  даже  самый  мимолетный.  Если  его
обманывают предчувствия и с Дерри ничего не  произошло,  то  он  перенесет
время связи на завтрашний вечер, когда все будет просто устроить.
     Морган приоткрыл глаза и увидел, что Дункан спокойно смотрит на него.
И Морган понял, что в данный момент на них никто не обращает  внимания.  В
его распоряжении есть минут пять. Может  быть,  удастся  уложиться  в  это
время.
     Закрыв глаза, он почувствовал осторожное прикосновение мысли Дункана,
сигнализирующего, что все спокойно. Тогда на мгновение он приоткрыл глаза,
чтобы  видеть  свой  перстень,  который  использовал  в  качестве  фокуса.
Медленно сосредоточившись, он заставил себя не  видеть  пламени  свечей  в
соборе, не слышать голосов священников, не чувствовать дыма кадильниц,  не
ощущать грубую ткань ковра под подбородком.  Затем  соскользнул  в  раннюю
стадию транса, когда разум покинул  его,  чтобы  приблизиться  и  войти  в
контакт с разумом Сина лорда Дерри.
     А Кардиель произносил слова обращения к Богу, но Морган уже не слышал
их.
     Дерри старался не показать своего страха, когда  по  обе  стороны  от
него в тесном пространстве комнаты возникли два человека.
     Слева стоял высокий, с ястребиным лицом, перерезанным жутким  шрамом,
который  начинался  от  аристократического  носа  и  исчезал  в  аккуратно
подстриженных усиках и бороде. Темные волосы  тронула  на  висках  седина,
светлые глаза казались серебряными в свете факелов. Это  в  его  руке  был
факел, породивший те жуткие пляшущие  тени,  которые  так  напугали  Дерри

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.