Случайный афоризм
Спокойная жизнь и писательство — понятия, как правило, несовместимые, и тем, кто стремится к мирной жизни, лучше не становиться писателем. Рюноскэ Акутагава
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

могучий  вихрь  обрушился  на  него,  стараясь  вырвать   из   времени   и
пространства. Все цвета радуги вертелись у него перед глазами,  смешиваясь
в самых невероятных сочетаниях. Ему казалось, что в комнате темнеет.
     Он попытался поднять голову, но его усилий на это не хватило.
     Дерри попытался сфокусировать глаза, но это тоже ему не удалось.
     Он  увидел  перед  собой  носки  бархатных  туфель  Венсита,  услышал
ненавистный голос, произносивший слова, которые Дерри узнавал, но смысл их
ускользал от него.
     И затем вокруг него сомкнулся абсолютный мрак.


     Месса приближалась к своему апогею, и в соборе  установилась  мертвая
тишина.
     Морган отчаянно пытался вернуться  в  сознание,  выйти  из  глубокого
транса. Он успел ощутить глухую темноту, прежде чем та поглотила Дерри, но
не смог понять ее происхождения, ее источника,  хотя  знал,  что  это  все
связано с Дерри, что случилось что-то ужасное. Больше  ничего  не  удалось
узнать. Морган с трудом оправился от этого  состояния,  не  желавшего  его
выпускать, и, наконец, вышел из транса и ощутил  себя  в  соборе  рядом  с
Дунканом.
     Дункан понял, что тот вернулся, и послал предостерегающий взгляд.
     - Аларик, с тобой все в порядке? - встревоженно прошептал он, а в его
голубых глазах читался вопрос: ты притворяешься  или  в  самом  деле  тебя
покинули силы?
     Морган  проглотил  слюну,  покачал  головой.  Он  старался   прогнать
усталость, но недавние усилия и долгое отсутствие пищи полностью  истощили
его. Будь у него время, он бы оправился, но здесь,  окруженный  людьми,  в
которых могли зародиться подозрения, было невозможно прийти в себя.
     Он тяжело оперся на руку Дункана, когда на него снова нахлынула волна
головокружения, и понял, что больше не может сдерживать  черноту,  которая
обрушивается на него.
     Дункан оглянулся на епископов и наклонился к Моргану.
     - Они смотрели на нас, Аларик. Если тебе  нужна  помощь,  скажи  мне.
Епископы... О, Кардиель остановил мессу. Он идет сюда.
     Морган прошептал, пошатнувшись:
     - Я сейчас потеряю сознание на самом деле. Будь осто...
     И, не закончив фразу, рухнул на Дункана.
     Дункан положил его на пол,  пощупал  лоб  и  повернулся  к  Кардиелю.
Арлиан и два других  епископа  смотрели  на  них.  На  их  лицах  читалось
подозрение. Дункан понял, что нужно  действовать  быстро,  чтобы  избежать
самого худшего.
     - Он не выдержал, он не привык к  таким  службам,  -  сказал  Дункан,
наклоняясь над Морганом и расстегивая тому ворот. - Может быть,  дать  ему
немного вина? Нужно что-нибудь, подкрепляющее силы.
     За вином послали монаха, а Дункан постарался незаметно прозондировать
мозг Моргана. Тот действительно потерял сознание, сомнений не  было.  Лицо
его побледнело, пульс был редкий и неровный, дыхание еле прослушивалось.
     Морган, несомненно, пришел бы в себя и сам,  но  на  это  требовалось
много  времени,  а  Дункан  не  хотел  затягивать  ситуацию  дольше,   чем
необходимо.
     Кардиель опустился на колени возле Моргана и  взял  его  руку,  чтобы
нащупать пульс.
     Некоторые бароны, генералы, дворяне, покинув свои  места,  столпились
вокруг. Все, без исключения, были крайне возбуждены. Руки сжимали  рукояти
мечей и кинжалов.  Многих  охватило  подозрение.  Этих  людей  нужно  было
успокоить, и как можно быстрее, пока не случилось худшего.
     С видом участия, которое  не  было  притворным,  Дункан  взял  голову
Моргана в руки, как  бы  желая  внимательно  посмотреть  на  него,  а  сам
произнес в уме заклинание  Дерини,  снимающее  усталость,  и  почти  сразу
ощутил слабое излучение мозга Моргана - задолго до того, как  шевельнулось

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.