Случайный афоризм
Для нас, писателей, ругань ничего не значит, мы живем для того, чтобы о нас кричали; одно только молчание нас губит. Сэмюэл Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Может быть, вы и правы, Арлиан. Не знаю.
     Вздохнув, Арлиан посмотрел  на  Моргана,  который  сидел  неподвижно.
Морган, выслушав разговор двух священников,  теперь  смотрел  на  епископа
почти с ненавистью. Арлиан это понял и подошел к нему.
     - Ты не можешь довериться мне, Морган? Я знаю, что твой путь  не  был
легким. У нас, священников, нет монополии на сожаление.
     - Почему я должен доверять вам? - сказал Морган. -  Вы  обманули  нас
один раз - почему бы не обманывать и дальше? Как вы  нас  можете  убедить,
что не замышляете предательства?
     - Только поклясться, - улыбнулся Арлиан. - О нет, не  кипятись.  Есть
еще один способ. Я могу тебе показать, что ты можешь верить мне,  если  не
боишься. Ты будешь очень удивлен тем, что увидишь.
     - Вы имеете в виду - проникнуть в мой разум? - спросил Морган.
     - Нет. Ты должен проникнуть в мой. Попытайся.
     Морган был в некотором замешательстве, но Арлиан опустился на  колени
возле его кресла и положил руку на подлокотник.
     Между ними не было физического контакта, а Морган был уверен, что без
этого не прочитать мыслей, но Арлиан, по-видимому, не считал такое условие
необходимым.
     Осторожно Морган попытался прозондировать мозг Арлиана -  и  внезапно
оказался там, внутри. Он без усилий  скользил  по  обширным  камерам,  где
размещались блоки памяти епископа. Он увидел Арлиана - студента семинарии,
увидел его на первой службе,  затем  в  зале  Курии  в  марте,  когда  тот
выступил против Интердикта.  Сколько  же  тут  было  такого,  чего  он  не
предполагал увидеть!
     Закончив обследование, Морган дружелюбно посмотрел на  Арлиана.  Тот,
улыбаясь, продолжал снимать одежды. Наконец, он остался  в  своей  обычной
пурпурной мантии и плаще  и  только  после  этого  встретился  взглядом  с
Морганом. Он был спокоен и вел себя так, словно ничего не произошло.
     - Ну, мы идем? - спросил он, направляясь к двери и откидывая засов.
     Морган кивнул и поднялся на ноги. Дункан и Кардиель молча последовали
за ними.
     - А по дороге ты нам расскажешь, что же произошло в соборе  во  время
литургии, - добавил Арлиан, раскинув руки, как будто хотел заключить  всех
троих в дружеские объятия. - После этого нам всем надо  хорошо  отдохнуть.
Мы выступаем завтра на рассвете. Нельзя заставлять ждать короля Келсона.
     Через два дня Келсон получил прощение от епископов в  Дель  Шайе.  Он
преклонил колени перед ними во время официальной церемонии, был очищен  от
обвинений в ереси и возвращен в лоно Церкви.
     А еще через два дня они были уже у ворот Корота.
     Как ни странно, но Келсон, казалось, не был удивлен тем, что Арлиан -
Дерини.  С  той  минуты,  как  Морган,  Дункан   и   восставшие   епископы
присоединились  к  нему,  Келсон  почувствовал  уверенность,  что   что-то
коренным образом изменилось.
     Кроме Кардиеля, никто из епископов не знал  об  изменившемся  статусе
Арлиана,  и  тем  не  менее  они  стали  обращаться  к  нему  так,  словно
чувствовали ту силу, которая  исходила  от  него.  Келсон,  который  долго
обучался  внимательности  в  наблюдениях  и  замечал  малейшие  нюансы   в
движениях и речи, сразу заметил  особое  отношение  Моргана  и  Дункана  к
Арлиану, но, несмотря на то,  что  долго  знал  обоих,  не  мог  объяснить
причину этого. Вскоре Арлиан открылся Келсону в  том,  что  он  Дерини,  и
сделал это между прочим, как будто сообщал давно известный факт. И  Келсон
принял это как должное.
     Так что когда королевская армия появилась перед Коротом, в  ее  рядах
было четыре Дерини - а это уже целая команда.
     Келсон остановился на высоком холме и смотрел, как его армия занимает
позиции вокруг занятого врагами города Корота.
     По пути они столкнулись с несколькими  отрядами  повстанцев,  поэтому
неприятелю о них стало известно задолго до приближения к городу.
     Обширная долина перед городом, которую обозревал Келсон, была  пуста,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.