Случайный афоризм
Писать - значит расшатывать смысл мира, ставить смысл мира под косвенный вопрос, на который писатель не дает последнего ответа. Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Может быть, вы и правы, Арлиан. Не знаю.
     Вздохнув, Арлиан посмотрел  на  Моргана,  который  сидел  неподвижно.
Морган, выслушав разговор двух священников,  теперь  смотрел  на  епископа
почти с ненавистью. Арлиан это понял и подошел к нему.
     - Ты не можешь довериться мне, Морган? Я знаю, что твой путь  не  был
легким. У нас, священников, нет монополии на сожаление.
     - Почему я должен доверять вам? - сказал Морган. -  Вы  обманули  нас
один раз - почему бы не обманывать и дальше? Как вы  нас  можете  убедить,
что не замышляете предательства?
     - Только поклясться, - улыбнулся Арлиан. - О нет, не  кипятись.  Есть
еще один способ. Я могу тебе показать, что ты можешь верить мне,  если  не
боишься. Ты будешь очень удивлен тем, что увидишь.
     - Вы имеете в виду - проникнуть в мой разум? - спросил Морган.
     - Нет. Ты должен проникнуть в мой. Попытайся.
     Морган был в некотором замешательстве, но Арлиан опустился на  колени
возле его кресла и положил руку на подлокотник.
     Между ними не было физического контакта, а Морган был уверен, что без
этого не прочитать мыслей, но Арлиан, по-видимому, не считал такое условие
необходимым.
     Осторожно Морган попытался прозондировать мозг Арлиана -  и  внезапно
оказался там, внутри. Он без усилий  скользил  по  обширным  камерам,  где
размещались блоки памяти епископа. Он увидел Арлиана - студента семинарии,
увидел его на первой службе,  затем  в  зале  Курии  в  марте,  когда  тот
выступил против Интердикта.  Сколько  же  тут  было  такого,  чего  он  не
предполагал увидеть!
     Закончив обследование, Морган дружелюбно посмотрел на  Арлиана.  Тот,
улыбаясь, продолжал снимать одежды. Наконец, он остался  в  своей  обычной
пурпурной мантии и плаще  и  только  после  этого  встретился  взглядом  с
Морганом. Он был спокоен и вел себя так, словно ничего не произошло.
     - Ну, мы идем? - спросил он, направляясь к двери и откидывая засов.
     Морган кивнул и поднялся на ноги. Дункан и Кардиель молча последовали
за ними.
     - А по дороге ты нам расскажешь, что же произошло в соборе  во  время
литургии, - добавил Арлиан, раскинув руки, как будто хотел заключить  всех
троих в дружеские объятия. - После этого нам всем надо  хорошо  отдохнуть.
Мы выступаем завтра на рассвете. Нельзя заставлять ждать короля Келсона.
     Через два дня Келсон получил прощение от епископов в  Дель  Шайе.  Он
преклонил колени перед ними во время официальной церемонии, был очищен  от
обвинений в ереси и возвращен в лоно Церкви.
     А еще через два дня они были уже у ворот Корота.
     Как ни странно, но Келсон, казалось, не был удивлен тем, что Арлиан -
Дерини.  С  той  минуты,  как  Морган,  Дункан   и   восставшие   епископы
присоединились  к  нему,  Келсон  почувствовал  уверенность,  что   что-то
коренным образом изменилось.
     Кроме Кардиеля, никто из епископов не знал  об  изменившемся  статусе
Арлиана,  и  тем  не  менее  они  стали  обращаться  к  нему  так,  словно
чувствовали ту силу, которая  исходила  от  него.  Келсон,  который  долго
обучался  внимательности  в  наблюдениях  и  замечал  малейшие  нюансы   в
движениях и речи, сразу заметил  особое  отношение  Моргана  и  Дункана  к
Арлиану, но, несмотря на то,  что  долго  знал  обоих,  не  мог  объяснить
причину этого. Вскоре Арлиан открылся Келсону в  том,  что  он  Дерини,  и
сделал это между прочим, как будто сообщал давно известный факт. И  Келсон
принял это как должное.
     Так что когда королевская армия появилась перед Коротом, в  ее  рядах
было четыре Дерини - а это уже целая команда.
     Келсон остановился на высоком холме и смотрел, как его армия занимает
позиции вокруг занятого врагами города Корота.
     По пути они столкнулись с несколькими  отрядами  повстанцев,  поэтому
неприятелю о них стало известно задолго до приближения к городу.
     Обширная долина перед городом, которую обозревал Келсон, была  пуста,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.