Случайный афоризм
Когда пишешь, все, что знаешь, забывается... Мирче Элиаде
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Есть некоторые сведения об  истинной  причине  смерти  ее  отца.  Я
сомневаюсь, что она будет рада услышать то,  что  я  узнал.  Это  не  было
самоубийство. Он умер в результате несчастного случая.
     - Мне кажется, Джинни захочет об этом услышать.
     Без всякого желания я вошел в комнату и рассказал ей все,  что  знал,
слегка подредактировав.  Джинни  восприняла  мой  рассказ  спокойнее,  чем
Питер. Его нога отбивала нервный ритм, будто какая-то неконтролируемая  им
часть тела хотела убежать, даже когда рядом находилась Джинни.
     Я сказал ей:
     - Жалею, что мне пришлось все это узнать и сообщить вам.  Вам  и  так
досталось немало за последнее время.
     - Это ничего. Теперь это все в прошлом.
     Я  тоже  надеялся,  что  в  прошлом.  Ее  уныние  вызывало   во   мне
беспокойство. Она была похожа на безжизненную статую.
     - Вы хотите, чтобы я предпринял какие-нибудь шаги в отношении мистера
Кетчела?
     Питер ждал ее ответа. Она подняла руки на несколько дюймов и  уронила
их на книгу.
     - Какой смысл? Вы говорите,  что  он  старый  человек  и  болен?  Как
растение.  Это  одно  из  самых  страшных  наказаний  у  Данте.   Большой,
необузданный  мужчина,  превратившийся  в  беспомощного  калеку.   -   Она
поколебалась. - Он и мой отец подрались из-за меня?
     - Да.
     - Я не понимаю, - сказал Питер.
     Она обернулась к нему.
     - Мистер Кетчел имел на меня неблагопристойные виды.
     - А вы еще не хотите, чтобы он понес наказание?
     - А почему? Это было давно, семь лет назад. Я сама уже совсем  не  та
девушка, - добавила она без улыбки.  -  Вы  не  знаете,  что  мы  меняемся
полностью с точки зрения нашего химического содержания каждые семь лет.  -
Казалось, ей была приятна эта мысль.
     - Вы ангел, - произнес Питер, - но не подошел и не дотронулся до нее.
     - Есть еще одна версия, - сказал я. - Кетчел-Спилмен, может быть,  не
виновен  в  смерти  вашего  отца.  Кто-то  еще  мог  видеть  вашего   отца
слоняющимся в клубе расстроенным и умышленно  утопил  его  в  плавательном
бассейне.
     - Кто мог это сделать? - спросила она.
     - Ваш покойный муж мог быть в этом деле первым кандидатом. Я имею еще
кое-какие сведения о нем, кстати.  Он  панамец,  прошедший  суровую  школу
жизни.
     Она прервала меня.
     - Я это знаю. Профессор Таппинджер побывал у  меня  и  все  рассказал
сегодня  днем.  Он  рассказал  мне  все  о  Фрэнсисе.  Бедный  Фрэнсис,  -
произнесла она отрешенно. -  Я  теперь  вижу,  что  он  не  был  полностью
нормальным, и я тоже, поскольку он завладел мной целиком. Но какая причина
была в том, что он сделал с Роем? Я даже не была знакома с ним в те дни.
     - Он, может быть, утопил его, чтобы прихватить Кетчела. Или он видел,
как кто-нибудь еще утопил его, и убедил Кетчела, что это его вина.
     - У вас ужасные фантазии, мистер Арчер.
     - Так же, как и у вашего покойного мужа.
     - Нет, вы в нем ошибаетесь. Фрэнсис был не такой.
     - Вы знали его только с одной стороны. Фрэнсис Мартель был  с  гордым
характером. Профессор Таппинджер сказал вам, что его  настоящее  имя  было
Педро Доминго и  он  был  незаконнорожденный  побочный  продукт  панамских
трущоб? Это все,  что  мы  знаем  о  реальном  человеке,  реальной  жизни,
толкнувшей его на фантастическую авантюру жизни с вами.
     - Я не хочу об этом говорить. - Она вся сжалась, будто  почувствовала
холодное дыхание окружающей ее реальности. - Пожалуйста, давайте не  будем
говорить о Фрэнсисе.
     Питер поднялся со стула.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.