Случайный афоризм
Писатель - тот же священнослужитель. Томас Карлейль
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Я  совершенно  согласен.  Теперь  все  это  в  прошлом.  И  мы  уже
достаточно поговорили на ночь, мистер Арчер.
     Он подошел к двери, открыл ее. Ароматный  ночной  воздух  ворвался  в
комнату.
     - Могу я задать вам вопрос личного характера, мисс Фэблон? Вы  зовете
себя мисс Фэблон?
     - Полагаю, что так. Я не думала об этом.
     - Она не долго будет  мисс  Фэблон,  -  произнес  Питер  с  приторной
нежностью. - В один из этих чудесных дней она станет миссис Джемисон,  как
это и предполагалось.
     Джинни молчала и казалась отрешенной и очень усталой.
     - Что вы хотите спросить у меня, - осторожно спросила она меня.
     - Это сугубо личный вопрос. Скажите Питеру, чтобы он вышел на минуту.
     - Питер, ты понял?
     Он нахмурился и вышел, оставив дверь широко открытой. Я  слышал,  как
он вышагивал по коридору.
     - Бедный старый Питер, - сказала она. - Я  не  знаю,  что  делала  бы
теперь без него. Я не знаю также, что я буду делать с ним в будущем.
     - Выйдете замуж за него?
     - Кажется. У меня нет другого выбора. Это звучит цинично, не так  ли?
Но я не имею это в виду. Но на сегодняшний день ничего не выглядит  чем-то
стоящим.
     - Выйти замуж за Питера - это было бы вполне честно, если он для  вас
что-то представляет.
     - О да. Мне он нравится больше, чем кто-нибудь. Я всегда считала, что
Фрэнсис - это эпизод в моей жизни.
     За ее неимоверно усталой позой я увидел признак незрелости. Я не  мог
понять, изменилась ли она в эмоциональном плане с тех  пор,  как  умер  ее
отец.
     И я подумал, что Джинни и Китти, девушки с  различных  концов  одного
города, имели, в конце концов, массу общего. Ни  одну  из  них  не  минули
осложнения с их красотой. Она превратила каждую из них в вещь, в зомби,  в
мертвом пустынном мире.
     - Вы и Питер раньше ходили в одну школу, он мне сказал.
     - Это верно. В течение всей учебы в высшей школе. Он не был толстым в
те дни, - добавила зачем-то она.
     - Вы были любовниками?
     Ее глаза потемнели,  как  океан  темнеет  от  надвигающихся  облаков.
Впервые я, казалось, затронул самое существо  ее  собственной  жизни.  Она
отвернулась так, чтобы я не смог заглянуть ей в глаза.
     - Полагаю, что это не имеет значения.
     Это означало "да".
     - Вы забеременели от Питера?
     - Если я отвечу вам,  -  произнесла  она,  отвернувшись,  -  обещайте
никогда не повторять мой ответ. Никому, даже Питеру.
     - Хорошо.
     - Тогда я вам скажу. Мы хотели  ребенка,  когда  я  была  новичком  в
колледже. Я не сказала Питеру. Он был так молод, молод даже для своих лет.
Я не хотела пугать его. Никому не  сказала,  кроме  Роя,  и,  естественно,
матери. Но даже им я не сказала, кто был отцом. У меня  не  было  желания,
чтобы меня забрали из школы и насильно  заставили  бы  нас  жениться.  Рой
очень рассердился на меня из-за этого, но он занял тысячу долларов и отвез
меня в Тиджуну. Он организовал аборт  по  первому  классу  -  с  доктором,
сиделкой, в абсолютно гигиенических  условиях.  Но  после  этого  он  стал
считать, что я должна отдать ему эти деньги.
     Она говорила безжизненным голосом. Она так же могла говорить о походе
в магазин. Но это полное безразличие говорило о той травме,  которая  была
нанесена ей и которая  сдерживала  проявление  эмоций.  Она  спросила  без
всякого любопытства:
     - Как вы узнали о моей беременности?  Я  думала,  об  этом  никто  не

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.