Случайный афоризм
Поэт - властитель вдохновенья. Он должен им повелевать. Иоганн Вольфганг Гёте
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

собой и своей работой, что  превратился  в  социального  эксцентрика.  Бош
казался искренне озабоченным, когда говорил о своих  студентах.  Я  сказал
что-то по этому случаю.
     Он пожал плечами, выразив таким образом свое удовольствие  по  поводу
комплимента.
     - Я учитель и не хочу быть никем другим.
     После паузы, вызванной ворвавшимся шумом от  толпы  студентов  вокруг
нас, он продолжил:
     - Я сожалел, когда узнал, что Педро ушел из колледжа.  Он  был  почти
самым интересным студентом, какого я когда-либо имел здесь, в Иллинойсе. Я
преподавал только в двух местах.
     - Ваш друг Таппинджер говорит, что иммиграция охотилась за ним.
     - Да, Педро  попал  в  страну  нелегально.  Он  должен  был  покинуть
Лонг-Бич и затем это место, на один прыжок опередив людей  из  иммиграции.
По сути дела, я намекнул ему, что они сделали о нем запрос. И  не  стыжусь
этого, - сказал он с улыбкой.
     - Я не предам вас, доктор Бош.
     Его улыбка стала несколько кривой и оборонительной.
     - Боюсь, я не имею докторской степени. Я потерпел неудачу у тех,  кто
этим командует в Иллинойсе. Можно было бы попытаться снова, на нет  уже  в
этом большого смысла.
     - Почему же?
     - Тапс тогда уже ушел. Я был  одним  из  его  главных  протеже.  И  я
унаследовал какую-то долю его невезения.  То,  что  с  ним  случилось,  не
придавало мне,  конечно,  бодрости.  Я  подумал,  что,  если  такое  может
случиться с одним из наиболее перспективных ученых в нашей области,  может
случиться с кем угодно.
     - А что случилось с ним в Иллинойсе?
     Бош замолчал. Я подождал, а затем решил подступиться с другого конца:
     - Он все еще ведущая фигура в вашей области?
     - Был бы, если бы  подвернулся  подходящий  случай.  Но  у  него  нет
времени для  своей  работы,  и  это  сводит  его  с  ума.  Когда  выделяют
ассигнования, они его обходят. Он не получает  продвижения  даже  в  таком
невзрачном колледже, как Монтевиста.
     - Почему?
     - Им не нравится, как он причесывает свои волосы, полагаю.
     - Или как причесывает их его жена?
     - Думаю, она тоже имеет к этому отношение. Но откровенно, я не  люблю
пересказывать факультетские сплетни. Предполагалось, что мы будем говорить
о Педро Доминго, по другому - Сервантесе. Если у  вас  есть  еще  вопросы,
пожалуйста, я готов рассказать все, что знаю. Иначе...
     - Откуда у него это имя - Сервантес?
     - Я думал об этом в ту ночь, когда он уехал. Он  всегда  мне  казался
донкихотским типом.
     Я подумал, но не сказал, что слово это больше подходит к самому Бошу:
     - И вы послали его к Таппинджеру?
     - Нет, я, возможно, упомянул о нем когда-то, но  Педро  отправился  в
Монтевисту из-за девушки. Она была новичком, по-видимому, очень  способная
к языкам.
     - Кто это сказал?
     - Сам Тапс сказал, и, по правде, я сам разговаривал с ней. Он  привез
ее с собой на наш весенний фестиваль искусств.  Мы  ставили  пьесу  Сартра
"Нет выхода", а она никогда до этого не  видела  ни  одной  постановки  на
французском языке на современную тему. Педро находился там, он влюбился  в
нее с первого взгляда.
     - Отуда вы знаете?
     - Он мне сказал. Нет это было иначе, он показал мне некоторые сонеты,
которые написал о ней и ее идеальной красоте. Она была очень хороша,  одна
из ярких блондинок, и очень молода, не больше шестнадцати или семнадцати.
     - Она уже не такая молоденькая и не  такая  невинная,  но  еще  очень

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.