Случайный афоризм
Библиотека – души аптека. (Гарун Агацарский)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Ты не должна рассказывать ему все это, - сказал  Таппинджер.  -  Не
признавайся ни в чем.
     Она вздрогнула:
     - Какое значение это имеет сейчас?
     - Первоначально вы хотели выйти замуж за Питера и затем развестись  с
ним. Это верно? - спросил я.
     - Да, но мне не по нутру был этот план. Я  согласилась  лишь  потому,
что мы отчаянно нуждались в деньгах. Мне всегда нравился Питер. Когда сюда
прибыл Фрэнсис и предложил мне выйти за  него  замуж,  я  переменила  свои
планы. Я ничего не была должна Фрэн-сису.
     - Он привлекал вас, - слова,  казалось,  с  трудом  выходили  из  рта
Таппинджера, будто чревовещатель использовал его в качестве марионетки.
     - Я сказала, что вы ревновали к нему.
     Он брызнул слюной:
     - Ревновал? Как я мог ревновать? Я никогда не видел человека  до  тех
пор, пока... - Он захлопнул рот.
     - Пока не застрелили его, - сказал я.
     - Я не стрелял в него. Как я мог найти его?
     - Я дала адрес. Мне этого не следовало бы делать. Фрэнсис сказал  мне
после того, как вы стреляли в него, что это были вы. Он  сказал,  что  это
был тот же человек, который убил Роя.
     - Он сказал так, потому что ненавидел меня.
     - А почему? - спросил я.
     - Потому что Джинни и я - любовники.
     - Вы признаете это, не так ли?
     Его рот выдавливал слова, которыми он хотел прикрыть свое вранье:
     - Мы были любовниками в платоническом смысле слова.
     Она презрительно смотрела на него.
     - Вы не мужчина! Сожалею, что давала вам возможность прикоснуться  ко
мне.
     Он дрожал, будто ее, похожая на озноб, дрожь заразила и его.
     - Ты не должна так говорить со мной, Джинни.
     - Потому что вы такой чувствительный? Вы такой же чувствительный, как
бешеная собака. Я сомневаюсь, чтобы вам кто-нибудь говорил, что делаете не
больше того, что знает бешеная собака.
     Он закричал:
     - Как можешь ты относиться ко мне с таким неуважением? Ты всегда была
невежественная девчонка. Я сделал из  тебя  женщину.  Я  допустил  тебя  к
близости моего интеллекта...
     - Я знаю, Блистающий город. Но только  он  не  такой  уж  блистающий.
Последний хилый свет он выпустил в понедельник ночью, когда вы  застрелили
Мариэтту.
     Он внезапно кинулся на  нее,  будто  хотел  напасть.  Но  момент  был
упущен. Я был начеку.
     - Я не могу этого вынести. - Он  резко  вырвался  и  почти  вбежал  в
гостиную.
     - Будьте осторожны с ним, - сказала Джинни. - У него есть оружие.  Он
пытался уговорить меня на договор самоубийц.
     Выстрел револьвера произвел  несильный  звук.  Мы  нашли  Таппинджера
лежавшим на полу в той комнате,  где  он  застрелил  Мариэтту.  Револьвер,
который он использовал против Мариэтты и Мартеля, проделал темную  дыру  в
его голове. Брифкейс с деньгами стоял позади  двери,  будто  он  не  хотел
упускать его из виду даже мертвым.
     Я взял револьвер, в котором еще находилось три  патрона,  и  пошел  к
соседям позвонить в полицию. Появился Питер, очень возбужденный. Он  хотел
вернуться в дом Фэблонов и смотреть за Джинни. Но за ним самим  нужен  был
присмотр. Я приказал ему оставаться дома.
     И хорошо, что я это сделал.  Она  лежала  на  полу  лицом  к  лицу  с
Таппинджером. Она лежала там молчаливая и недвижимая до тех пор, пока звук
полицейской сирены не послышался с дороги. Тогда  она  встала,  умылась  и

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.