Случайный афоризм
Не тот поэт, кто рифмы плесть умеет. Александр Сергеевич Пушкин
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Ты не должна рассказывать ему все это, - сказал  Таппинджер.  -  Не
признавайся ни в чем.
     Она вздрогнула:
     - Какое значение это имеет сейчас?
     - Первоначально вы хотели выйти замуж за Питера и затем развестись  с
ним. Это верно? - спросил я.
     - Да, но мне не по нутру был этот план. Я  согласилась  лишь  потому,
что мы отчаянно нуждались в деньгах. Мне всегда нравился Питер. Когда сюда
прибыл Фрэнсис и предложил мне выйти за  него  замуж,  я  переменила  свои
планы. Я ничего не была должна Фрэн-сису.
     - Он привлекал вас, - слова,  казалось,  с  трудом  выходили  из  рта
Таппинджера, будто чревовещатель использовал его в качестве марионетки.
     - Я сказала, что вы ревновали к нему.
     Он брызнул слюной:
     - Ревновал? Как я мог ревновать? Я никогда не видел человека  до  тех
пор, пока... - Он захлопнул рот.
     - Пока не застрелили его, - сказал я.
     - Я не стрелял в него. Как я мог найти его?
     - Я дала адрес. Мне этого не следовало бы делать. Фрэнсис сказал  мне
после того, как вы стреляли в него, что это были вы. Он  сказал,  что  это
был тот же человек, который убил Роя.
     - Он сказал так, потому что ненавидел меня.
     - А почему? - спросил я.
     - Потому что Джинни и я - любовники.
     - Вы признаете это, не так ли?
     Его рот выдавливал слова, которыми он хотел прикрыть свое вранье:
     - Мы были любовниками в платоническом смысле слова.
     Она презрительно смотрела на него.
     - Вы не мужчина! Сожалею, что давала вам возможность прикоснуться  ко
мне.
     Он дрожал, будто ее, похожая на озноб, дрожь заразила и его.
     - Ты не должна так говорить со мной, Джинни.
     - Потому что вы такой чувствительный? Вы такой же чувствительный, как
бешеная собака. Я сомневаюсь, чтобы вам кто-нибудь говорил, что делаете не
больше того, что знает бешеная собака.
     Он закричал:
     - Как можешь ты относиться ко мне с таким неуважением? Ты всегда была
невежественная девчонка. Я сделал из  тебя  женщину.  Я  допустил  тебя  к
близости моего интеллекта...
     - Я знаю, Блистающий город. Но только  он  не  такой  уж  блистающий.
Последний хилый свет он выпустил в понедельник ночью, когда вы  застрелили
Мариэтту.
     Он внезапно кинулся на  нее,  будто  хотел  напасть.  Но  момент  был
упущен. Я был начеку.
     - Я не могу этого вынести. - Он  резко  вырвался  и  почти  вбежал  в
гостиную.
     - Будьте осторожны с ним, - сказала Джинни. - У него есть оружие.  Он
пытался уговорить меня на договор самоубийц.
     Выстрел револьвера произвел  несильный  звук.  Мы  нашли  Таппинджера
лежавшим на полу в той комнате,  где  он  застрелил  Мариэтту.  Револьвер,
который он использовал против Мариэтты и Мартеля, проделал темную  дыру  в
его голове. Брифкейс с деньгами стоял позади  двери,  будто  он  не  хотел
упускать его из виду даже мертвым.
     Я взял револьвер, в котором еще находилось три  патрона,  и  пошел  к
соседям позвонить в полицию. Появился Питер, очень возбужденный. Он  хотел
вернуться в дом Фэблонов и смотреть за Джинни. Но за ним самим  нужен  был
присмотр. Я приказал ему оставаться дома.
     И хорошо, что я это сделал.  Она  лежала  на  полу  лицом  к  лицу  с
Таппинджером. Она лежала там молчаливая и недвижимая до тех пор, пока звук
полицейской сирены не послышался с дороги. Тогда  она  встала,  умылась  и

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.