Случайный афоризм
Настоящие писатели - совесть человечества. Людвиг Андреас Фейербах
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:



                                    9

     Но по дороге я задержался. В четверти мили от дороги, ведущей к  дому
Мартеля, я увидел в темноте машину, запаркованную под  зеленым  дубом.  Ее
очертания напоминали машину Гарри, и, когда я  подошел  с  фонарем,  чтобы
получше рассмотреть, я убедился, что это была его машина.
     Помятый "кадиллак" был пуст. Номерной знак был сорван, и в  маленьком
багажничке в кузове ничего не было, кроме дорожной карты из Лос-Анджелеса,
старой и такой  же  потрепанной,  как  сам  "кадиллак".  Гарри,  вероятно,
одолжил машину в той же компании по  продаже  подержанных  автомобилей,  в
которой сам работал.
     Я  поднял  капот  и  потрогал  мотор.  Он  был  теплым.  Можно   было
предположить, что Гарри  все  это  время  бродил  около  дома  Мартеля.  Я
подумал, не подождать ли его, но мой желудок запротестовал. Я мог  увидеть
его позднее в отеле "Брейкуотер".
     Я зашел к миссис Бегшоу перед ужином, оставив машину около  теннисных
кортов. Сквозь эвкалиптовые заросли я прошел к коттеджу. Хозяйка появилась
в  двери  в  шелестящем  плотном  халате.   С   нитью   жемчуга,   холодно
поблескивающей на груди.
     - Я только что собиралась выйти. Но я  сделала  звонок,  который  вам
обещала.
     Она казалась расстроенной. С напудренными щеками она выглядела  много
старше. Она сказала, избегая почему-то смотреть мне в глаза:
     - Мои друзья в Джорджтауне не знают  Фрэнсиса  Мартелся,  по  крайней
мере, под таким именем. Я этого не могу  понять.  Он  говорил  о  них  так
фамильярно и так горячо. Он знает все об их доме.
     - Он мог получить информацию от слуг.
     - Но он знает Вашингтон, - сказала она. - В этом я не ошибаюсь.  И  я
все  еще  лично  убеждена,  что  он  знает  Плимсонов  -  моих  друзей   в
Джорджтауне. Может быть, они  знали  его  под  другим  именем,  а  не  как
Фрэнсиса Мартеля.
     - Возможно. Вы описали внешний вид и манеры?
     - Я разговаривала с полковником Плимсоном и сделала попытку  подробно
описать его. Но очень трудно характеризовать кого-то, особенно  такой  тип
латиноамериканцев. Они выглядят на одно лицо. Полковник спросил, не  могла
бы я прислать ему фото Мартеля.
     - Сожалею, но фото у меня нет.
     - Тогда не знаю, чем  могу  помочь,  -  произнесла  она  извиняющимся
тоном. - Я не могу нести ответственность за него или  за  мисс  Фэблон.  В
этом мире каждый отвечает за себя.
     - Старшие должны присматривать за младшими тем не менее.
     - Своих детей я воспитывала сама, - резко произнесла она, - часто это
было в таких условиях, о которых мне не хотелось бы вспоминать, а говорить
тем более. Если Вирджиния сделала такой неверный выбор мужчины,  то  я  не
удивлена. Ее отец вершил весьма сомнительные дела, когда она  была  еще  в
том ранимом возрасте, когда все принимается на веру.  И  в  ее  жизни  Рой
Фэблон был не большим подарком. - Она тряхнула  кудрями.  -  Меня  ждут  к
ужину. Вы должны извинить меня.
     Я обошел вокруг бассейна  и  приблизился  к  главному  зданию  клуба.
Большая группа людей шла впереди меня.
     Из-за своей стойки Элла Стром приветствовала каждого по имени.  Но  у
нее был какой-то отчужденный, растерянный вид.
     - Вы выглядите как римская весталка.
     - Я уже дважды  была  замужем,  -  ответила  она  холодно.  -  Мистер
Джемисон ожидает вас в обеденном зале.
     - Пусть подождет. Я был женат всего один раз.
     - Вы не делаете чести американскому женскому полу, - произнесла она с

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.