Случайный афоризм
Дело писателя состоит в том, чтобы передать или, как говорится, донести свои ассоциации до читателя и вызвать у него подобные же ассоциации. Константин Георгиевич Паустовский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Его жена, например. Когда он исчез,  его  жена  вопила  о  кровавом
преступлении здесь, в клубе. Затем она внезапно замолкла, и все, что можно
услышать теперь от нее, - это показное молчание.
     - Она обвиняла кого-либо?
     - Насколько я слышал, нет. Она не называла имен.
     - А почему же она изменила свою версию?
     - Ваша догадка столь же справедлива, как и моя, мистер. Может быть, и
лучше.
     Тема его несколько нервировала. Он переменил ее.
     - Но я не об этом хотел с вами поговорить. Это о  другом  парне.  Его
зовут Мартель - влиятельный француз.
     - А что о нем?
     - Я испытываю странное ощущение, будто я видел его где-то раньше.  Он
распрямил свои пальцы. Во всяком случае, я уверен, что он не француз.
     - А кто он?
     - Тоже, что и я, может быть... - Он  сделал  глупое  лицо,  намеренно
дурачась, чтобы его слова прозвучали  обиднее  для  Мартеля.  -  Такая  же
индейская помесь, как и я. Он никогда сюда не заходил. Только  однажды,  и
тогда он только раз посмотрел на меня, и больше здесь не бывал.
     Оркестр начал играть. Кое-кто вышел из  столовой  и  заказал  бренди.
Увертываясь от танцующих пар, я вернулся к столу Питера. Стоящее перед ним
блюдо с десертом было пусто, кроме небольшой полоски шоколада. Он выглядел
смущенным и подавленным.
     - Я думал, вы уже ушли, - сказал он.
     - Я беседовал в баре с некоторыми друзьями мистера Фэблона.
     - Доктор Сильвестр?
     - Он был одним из них, - ответил я.
     - Я также перекинулся с ним несколькими словами. Он надевает на  себя
жесткую личину. Но он беспокоится о Джинни, я знаю.
     - Мы все беспокоимся.
     - Вы не думаете, что нам следует вернуться к дому  Мартеля?  -  Питер
сделал усилие встать.
     - Не до тех пор, пока у нас будет в  руках  что-нибудь  существенное,
чтобы стукнуть по нему.
     - Что, например?
     - Какое-либо веское доказательство того, что он не тот, за кого  себя
выдает. Я пытаюсь прояснить что-то сейчас.
     - А что мне делать?
     "Идите и побегайте по берегу", - хотелось мне сказать. Но я сказал:
     - Вы должны ждать. И вы должны привыкнуть  к  мысли,  что  все  может
пойти совсем не так, как вам хочется.
     - Вы что-нибудь выяснили?
     - Ничего определенного,  но  у  меня  есть  предчувствие.  Все  здесь
началось не  очень  удачно  и  окончиться  может  также  несчастливо.  Мне
кажется,  все  вернется  назад,  по   крайней   мере   к   предполагаемому
самоубийству Роя Фэблона.
     - "Предполагаемому"?
     - Во всяком случае, один человек, из тех кто его знал, не верит,  что
это было самоубийство. Он  предполагает,  что  и  другие  тоже  могут  так
думать.
     - Кто бы ни сказал вам это, это всего лишь предположение.
     - Возможно. Но он католик, и он восхищался Роем Фэблоном. Он не хотел
бы думать, что Рой был самоубийцей. Ваш отец  сказал  мне,  между  прочим,
одну любопытную вещь.
     - Я не знал, что вы говорили с моим отцом. - Голос Питера звучал сухо
и подозрительно, будто я перебежал во вражеский лагерь.
     - Я поехал к вам домой, чтобы поговорить с вами  после  полудня.  Ваш
отец сказал мне, помимо прочего, что тело Роя Фэблона было так изуродовано
акулами, что его едва можно было узнать. В каком состоянии было его лицо?
     - Я сам его не видел. Мой отец - да. Все, что они мне показали, - это

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.