Случайный афоризм
В процессе писания есть нечто бесконечное. Элиас Канетти
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

доносил хрустящий песок с  гор.  Эвкаплиптовые  деревья  при  его  порывах
метались и склонялись, как безумные женщины.  Ночной  мрак,  висевший  над
ними, придавал всей обстановке какой-то грозный вид. Меня беспокоил  Гарри
Гендрикс. Я думал о нем с тех пор, как  обнаружил  его  машину  на  дороге
около дома Мартеля. Гарри заслуживал беспокойства не более, чем та  крыса,
которую Мартель, как он говорит, убил. Тем не менее у меня было  настоящее
желание видеть его живым.
     Дорога к гавани шла поперек того участка, откуда  Фэблон  делал  свой
последний заплыв, и дальше опять  выходила  к  океану.  Когда  я  ехал  по
продутому ветрами шоссе, мои мысли были настолько прикованы к  Гарри,  что
его  "кадиллак",  запаркованный  за  поворотом,  показался  мне   каким-то
привидением. Я затормозил, подал назад и остановился прямо за ним. Да, это
был старый "кадиллак" Гарри, стоящий здесь с холодным  мотором,  пустой  и
бесприютный, будто он сам  скатился  сверху,  с  горы.  Ключ  находился  в
зажигании. Раньше его там не было.
     Я осмотрелся. Место было  пустынное,  особенно  в  это  время,  ветер
завывал. Никаких других машин  не  было  видно  на  дороге.  Лишь  шумящие
листьями пальмы и вздыхающее море.
     На стороне острова высокие кипарисовые деревья  загораживали  бульвар
от железнодорожной колеи и зарослей, где скрываются бродяги.
     Сквозь заросли можно было видеть людей,  сгрудившихся  около  костра,
раздувавшегося ветром и бросавшего свет на окрестности.  Я  прошел  сквозь
кустарник и подошел к ним. Их было трое. Они пили темное красное  вино  из
здоровенной бутыли, уже почти пустой. Они повернули головы в мою  сторону.
Лицо с выбитыми зубами и покрытое шрамами - лицо белого человека,  плоская
упрямая  физиономия  молодого  негра,   парень   с   чертами   индейца   и
безразличными индейскими глазами. Выше талии  на  нем  был  лишь  открытый
черный жилет. Такова была эта компания.
     Негр встал. Он был пяти или  шести  футов  ростом  и  в  руке  держал
толстенную палку. Он подошел ко мне и пробормотал:
     - Это частная вечеринка. Вам здесь нечего делать.
     - Вы можете ответить мне на мои вопросы? Я разыскиваю своего друга.
     - Никакого вашего друга я не знаю.
     Большой и пьяный, он оперся  на  палку.  Тень  от  такого  треножника
плясала на зарослях.
     - Это его машина там,  вон  тот  "кадиллак".  Он  среднего  роста,  в
пиджачке рубчиком. Вы его не видели?
     - Нет.
     - Одну минуту, - белый человек встал пошатываясь, - может быть, я его
видел. Может, и нет. Что с вас можно получить?
     Он подошел так близко ко мне, что я чувствовал его вонючее дыхание  и
мог заглянуть в его пустые, блестящие глаза. Вино выполоскало из них  даже
проблески разума.
     - Мне это ничего не будет стоить, старина. Ты хочешь получить еще  на
одну бутылку?
     - Я видел его, честно, видел. Маленький человек в  пиджаке  рубчиком.
Он дал мне четыре монетки, я очень  вежливо  поблагодарил.  Такого  вы  не
можете забыть.
     Дыхание со свистом прорывалось сквозь его редкие зубы.
     - Покажи четыре монетки.
     Он тщательно рылся в кармане джинсов.
     - Я, наверное, их потерял.
     Я пошел прочь. Он провожал меня до самой машины. Он  колотил  сжатыми
кулаками по стеклу автомобиля.
     - Имей же сердце, ради Христа. Он дал мне четыре монетки. Я же сказал
вам о вашем друге.
     - Для вина денег не дам, - сказал я.
     - Это для еды. Я голоден. Я пришел сюда  собирать  апельсины,  а  они
выгнали меня, и я не могу работать.
     - "Армия спасения" тебя накормит.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.