Случайный афоризм
Писатели бывают двух категорий: одни пишут, чтобы жить, а другие живут, чтобы писать. Амин Ар-Рейхани
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Мариэтта получает больше, чем "свою долю".
     - Это глупость. Ты хочешь, чтобы она разорилась? - Он смотрел  то  на
меня, то на Эллу. Обмениваясь словами со своей женой, он как бы говорил со
всеми нами. А теперь, когда его жена полностью дискредитировала  себя,  он
сказал:
     - Не думаешь ли, что тебе  лучше  пойти  домой?  Ты  устроила  вполне
достаточно сцен для одного вечера.
     Он схватил ее за руку. Она отпрянула от него,  гримасничая,  стремясь
вновь вернуть состояние злобы.
     Все еще отступая назад, она врезалась  в  зеркало.  Обернувшись,  она
увидела в нем свое отражение. Оттуда, где я стоял, мне было видно ее лицо,
искаженное алкоголем и злобой,  в  обрамлении  распустившихся  волос  и  с
искорками страха в глазах.
     - Я становлюсь старой и грузной, - произнесла она. - Я не  могу  даже
позволить себе провести неделю в загородном санатории.  Но  ты  позволяешь
себе проигрывать наши деньги.
     - Я не играл уже семь лет, и ты это знаешь.
     Он резко обхватил  ее  и  вывел  наружу.  Она  путалась  ногами,  как
боксер-тяжеловес в конце тяжелого раунда.



                                    14

     В доме Джемисонов горели огни, когда я проезжал мимо, и лишь одинокая
лампа светилась в доме Мариэтты Фэблон. Было уже  за  полночь,  не  совсем
удачное время для визитов. Но я отправился к Мариэтте. Тело ее  утонувшего
мужа, казалось, плавало где-то под покровом ночи.
     Она долго не отвечала на мой стук. Потом открыла маленькое  окошко  в
двери - "Иудино окошко" - и стала разглядывать  меня  через  решетку.  Она
прокричала, заглушая порывы ветра:
     - Чего вы хотите?
     - Меня зовут Арчер...
     Она резко прервала меня:
     - Я вас помню. Чего вы хотите?
     - Возможности серьезно поговорить с вами.
     - Сегодня ночью я не могу говорить. Приходите завтра утром.
     - Я думаю, нам следует поговорить сейчас. Вы тревожитесь  за  Джинни,
так же и я.
     - С чего вы взяли, что я тревожусь за нее?
     - Доктор Сильвестр говорил об этом.
     - Что еще он говорил обо мне?
     - Я расскажу, если вы меня впустите.
     - Очень хорошо. Прямо как у Пирама и Цирцеи, не так ли?
     Это была элегантная попытка снова войти в свою роль. Я увидел,  когда
она впускала меня в освещенную гостиную,  что  у  нее  была  плохая  ночь.
Последствия  транквилизаторов  все  еще  сказывались  на  ее  глазах.  Без
корсета,  в  розовом  шелковом  халате   ее   стройная   фигура   казалась
расплывшейся  и  обмякшей.  На  ее  голове  красовалась  розовая  шелковая
шапочка, и под ней ее лицо казалось тоньше и старше.
     - Не смотрите на меня сегодня. Я сейчас не в том состоянии.
     Она провела меня к креслам. Хотя она включила лишь одну лампу, я  мог
рассмотреть все в комнате.  Обитые  гобеленом  стулья  и  диван,  ковер  и
занавеси были изрядно потрепаны.
     Единственной новой вещью в комнате был розовый телефон.
     Я уселся на один из шатающихся стульев. Она заставила меня  пересесть
на другой и взяла себе третий, около телефона.
     - Почему вы так внезапно испугались за Джинни? - спросил я.
     - Она пришла сегодня вечером домой. Он был с ней. Я близка  со  своей
дочерью. По крайней мере, раньше была. И я почувствовала, что она не хочет

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.