Случайный афоризм
Писатель обречен на понимание. Он не может стать убийцей. Альбер Камю
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

деньгах, а потом стало слишком поздно. - Она пожимала плечами  так,  будто
мысль о деньгах лежала на них ощутимым грузом.  -  Вы  сказали,  что  дата
смерти моего мужа предопределяет возможности  чего-то?  Что  вы  имеете  в
виду?
     - Я задумываюсь, действительно ли он покончил с собой?
     - Конечно, он это сделал. - Она произнесла эти  слова  неубедительно,
как-то безжизненно.
     - Он оставил какую-нибудь записку в связи с самоубийством?
     - Ему и не нужно было этого делать. Он возвестил о своем намерении за
день или два до того. Один Бог знает,  какой  отпечаток  это  отложило  на
психику Джинни. Я благосклонно отнеслась ко  всем  событиям,  связанным  с
Мартелем только потому, что  это  был  единственный  реальный  мужчина,  к
которому она проявила интерес. Если я сделала эту ужасную ошибку...
     Она не закончила фразу и вернулась к прежней мысли. Ее мозг работал в
быстро вращающемся ритме, как белка в колесе.
     - Вы можете представить себе  человека,  который  мог  сказать  такое
своей жене и  семнадцатилетней  дочери?  А  затем  это  сделать?  Он  был,
конечно, озлоблен в отношении меня за то,  что  кончились  деньги.  Он  не
верил, что это когда-нибудь произойдет. Всегда были  какие-нибудь  доходы:
наследство от одного из родственников, какой-нибудь дом или участок земли,
который можно продать. Но мы дошли до арендованного дома, и уже  не  стало
родственников, которые бы умирали. Вместо этого умер  Рой  по  собственной
воле.
     Она продолжала настаивать на своих словах, как  если  бы  она  хотела
доказать это мне или убедить себя. Я подозревал, что она  не  контролирует
себя, и у меня не было желания задавать  ей  дальнейшие  вопросы.  Но  она
продолжала говорить, отвечая на свои же вопросы с болью  и  обидой,  будто
прошлое пробудилось и ей хотелось выговориться.
     - Это не отражает всю обстановку, конечно.  Всегда  в  жизни  имеются
какие-то тайные побудительные мотивы:  всякие  позывы,  чувство  ревности,
желания, о которых люди не признаются даже наедине с собой.  Я  обнаружила
истинную причину смерти моего мужа совершенно случайно, буквально на днях.
Я  собираюсь  отказаться  от  этого  дома,  и  я  разбирала   свои   вещи,
рассортировывая их или отбрасывая. Я наткнулась на связку старых  бумаг  в
столе Роя, и среди них было письмо от женщины.  Это  чрезвычайно  потрясло
меня. Я никогда  не  могла  и  подумать,  что,  вдобавок  к  своим  другим
прегрешениям в роли мужа или отца, Рой  был  мне  неверен.  Но  письмо  не
оставляло ни малейших сомнений в этом.
     - Я могу взглянуть на него?
     -  Нет,  не  можете.  Мне  самой  было  читать  все  это   достаточно
унизительно.
     - Кто написал его?
     - Одри Сильвестр. Она его не подписала, но я знаю ее почерк.
     - Оно все еще в том же конверте?
     - Да, и почтовая марка на  месте  с  разборчивым  штампом.  Оно  было
отправлено 30 июля 1959 года, за три месяца до смерти Роя. После семи  лет
я поняла, почему Джордж Сильвестр свел Кетчела с Роем и улыбаясь находился
рядом, пока Кетчел потрошил Роя на тридцать тысяч долларов, которых тот не
имел. - Она стукнула себя кулаком по прикрытой стеганым халатом коленке. -
Он мог даже все подстроить. Он был врачом Роя. Он мог  понимать,  что  Рой
близок к самоубийству, и вступил в сговор с Кетчелом, чтобы  толкнуть  Роя
за край пропасти.
     - Нет ли здесь какой-нибудь натяжки, миссис Фэблон?
     - Вы не знаете Джорджа Сильвестра. Это безжалостный человек. И вы  не
знаете Кетчела. Я встретила его однажды в клубе.
     - Мне хотелось бы его встретить. Вы не знаете, где он?
     - Нет, не знаю. Кетчел уехал из Монтевисты через день или  два  после
исчезновения Роя - задолго до того, как было найдено его тело.
     - Не хотите ли вы сказать, что он знал, что ваш муж мертв?
     Она кусала губы,  будто  хотела  наказать  себя,  что  слишком  много

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.