Случайный афоризм
Писатель - это человек, которому язык является как проблема и который ощущает глубину языка, а вовсе не его инструментальность или красоту. Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

наболтала. По выражению ее глаз я понял, что моя догадка была верна, и она
это знала, но по непонятным причинам скрывала.
     - Кетчел убил вашего мужа?
     - Нет, - сказала она. - Я не говорю об этом. Но он и Джордж Сильвестр
виновны в смерти Роя.
     В состоянии такого горя и возбуждения  она  тем  не  менее  осторожно
наблюдала за мной. У меня было странное чувство,  что  она  как  бы  сидит
рядом с собой, но отдельно, и проигрывает свои собственные  переживания  и
ощущения  как  на  органе,  но  совершенно  не  затрагивая  одну   сторону
клавиатуры.
     - Это все  неблагоразумно  -  то,  что  я  вам  говорю.  Я  прошу  не
передавать это никому, включая, особенно подчеркиваю, Питера и его отца.
     Я устал от ее хитроумных маневрирований и умолчаний. Я сказал прямо и
резко:
     - Я никому ничего не расскажу о ваших делах и объясню почему,  миссис
Фэблон. Я не всему этому верю. Думаю, что вы и сами не верите.
     Она поднялась, дрожа от негодования:
     - Как вы смеете так говорить со мной?!
     - Потому что меня беспокоит безопасность вашей дочери. А вас?
     - Вы знаете, я обеспокоена, чрезвычайно обеспокоена.
     - Тогда почему вы не скажете мне правду такой, какой  вы  ее  знаете.
Был ваш муж убит?
     - Я не знаю. Я больше ничего не знаю. У меня  было  поистине  шоковое
состояние, как после землетрясения сегодня ночью. Земля ускользала у  меня
из-под ног. И до сих пор дрожит.
     - Что же случилось?
     - Ничего не случилось. Было кое-что сказано.
     - Вашей дочерью?
     - Если я скажу вам больше... - сказала она. - Я  и  так  сказала  вам
слишком много. Я хочу получить побольше информации от вас, прежде чем буду
говорить дальше.
     - Добыча сведений - это моя работа.
     - Я ценю ваше предложение, но я должна сама делать дело.
     Она снова замолчала. Она сидела совершенно недвижимо,  прижав  кулаки
друг к другу со всей силой и вперив в пустоту глаза.
     Сквозь завывание ветра я услышал звук, будто крыса грызла в  норе.  Я
не думал, что это связано с Мариэттой Фэблон. Потом  понял,  что  это  она
скрипит зубами. Было время оставить ее в покое.
     Я вывел машину из-под стонущего дуба и направился к следующему дому -
к Джемисонам. Там все еще горел свет.



                                    15

     Дверь открыл отец Питера. На нем была пижама и халат, и  он  выглядел
еще более прозрачным и отрешенным, чем был утром.
     - Входите, мистер Арчер. Мой дворецкий ушел спать, но я  могу  подать
вам выпить. Я надеялся, что вы заглянете, у меня есть некоторые новости.
     Болтая, будто это еще длился день, он провел меня  через  гостиную  в
библиотеку. Его шаги были не очень твердыми, но  он  ухитрился  пробраться
сквозь дверь в  свое  кресло.  Около  него  стоял  стакан.  Джемисон  был,
казалось, из тех пьяниц, которые  содержат  себя  в  определенной  степени
опьянения весь день и всю ночь.
     - Налейте сами. У меня не совсем твердые сейчас руки. - Он поднял  их
к лицу и стал рассматривать с клиническим интересом. -  Я  должен  быть  в
кровати, полагаю, но почти утратил способность спать. Эти ночные бдения  -
самое трудное. Образ моей бедной покойной жены все время живо стоит передо
мной. Я ощущаю свою потерю в виде обширной, зевающей пустоты  внутри  меня
самого и во всем окружающем меня мире. Я забыл,  я  показывал  вам  снимок

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.