Случайный афоризм
Я полагаю, что обладать прекрасной душой для автора книги важнее, чем быть правым как можно чаще. Роберт Вальзер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

и слышал скрип ее зубов. Шнур от ее розового телефона был сорван со стены.
На изношенном ковре краснели пятна крови.
     Отсюда она начала ползти к нам на кухню.
     Вдали слышалось завывание еще  более  громкое,  чем  ветер,  и  более
мрачное. Это был  звук  сирены  полиции,  которая  почти  всегда  приходит
слишком поздно. Я вышел наружу, оставив горящий свет и хлопающую дверь  за
собой.
     Когда я вернулся в дом Джемисонов, люди  шерифа  были  уже  там.  Мне
пришлось объяснить, кто я, и показать свое удостоверение. Питер должен был
поручиться, прежде чем меня впустили в дом. Они не позволили мне зайти  на
кухню.
     Их нежелание сотрудничать со мной меня вполне  устраивало.  Это  меня
оправдывало в том, что  я  попридержал  некоторые  результаты  собственных
исследований. Но я напустил их на Мартеля. К двум часам  дежурный  офицер,
инспектор Гарольд Ольсен, зашел в гостиную и сказал, что объявил розыск на
Мартеля по всем статьям. Он добавил:
     - Вы можете идти домой, мистер Арчер.
     - Я думал, что подожду здесь и поговорю со следователем.
     - Я следователь, - сказал  Ольсен.  -  Я  сказал  своему  заместителю
доктору Уилсу не беспокоиться и  не  приходить  сюда  сегодня.  Ему  нужно
отдохнуть. Почему вы не пойдете и не отдохнете дома, мистер  Арчер?  -  Он
тяжело надвинулся на меня, здоровый, упрямый, медлительный  швед,  который
любил, чтобы его  советы  воспринимались  как  приказ.  -  Расслабьтесь  и
успокойтесь. Мы не будем иметь результатов  вскрытия  по  крайней  мере  в
течение двух дней.
     - Почему так? - сказал я, не вставая со стула.
     - Мы всегда делаем так, вот почему.
     Он здесь  был  главный,  и  его  слегка  выпуклые  глаза  не  терпели
малейшего ущемления его власти. Создавалось впечатление, что, если бы  его
воля, он предпочел бы просто иметь дело на руках, но не решать его.
     - Нет никакой спешки. Пуля попала в грудь, теперь мы  это  знаем,  и,
вероятно, прошла сквозь легкое. Смерть наступила в результате  внутреннего
кровоизлияния.
     - Меня интересует, как умер ее муж.
     - Это самоубийство. Вам не нужен доктор Уилс, чтобы подтвердить  это.
Я вел это дело сам.
     Ольсен присматривался ко мне более внимательно. Он  опасался,  что  я
могу подвергнуть сомнению его выводы, и от такой мысли заранее приходил  в
ярость.
     - Это уже закрытое дело.
     - И нет возможности его снова открыть?
     - Нет, никакой. - От злости он зашипел совсем безграмотным языком:  -
Фэблон совершил самоубийство. Он сказал своей жене, что собирается сделать
это. И сделал. Нет данных, что здесь было дело нечисто.
     - Я думал, тело было изрядно подпорчено.
     - Акулами и скалами. Там большие волны, и его катало по дну в течение
десяти дней. - Голос Ольсена прозвучал как угроза: -  Но  все  повреждения
были нанесены после того, как он утонул. Он  умер,  потому  что  утонул  в
соленой воде. Доктор Уилс скажет вам то же самое.
     - Где я могу найти Уилса завтра?
     - Его заведение на первом этаже госпиталя "Мерси", но  он  не  сможет
сказать вам больше, чем я.
     Ольсен покинул комнату с  видом  большого  мастера,  шедевр  которого
раскритиковал заезжий поденщик. Я подождал, пока заглохнут шаги, и  прошел
в библиотеку. Дверь была заперта, но под ней виднелся свет.
     - Кто там? - спросила сквозь дверь домоправительница Вера.
     - Арчер.
     Она впустила меня. На ней было выгоревшее кимоно. Когда  она  присела
на подушечку у ног Джемисона, я увидел два черных, похожих  на  обрезанные
провода, шнурка, свисающие у нее со спины.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.