Случайный афоризм
Библиотека – гарант цивилизованности общества. (Георгий Александров)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Пожалуйста, прекрати звать меня "папашей".
     - Но тебе же не нравится, когда я называю тебя Тапсом. И потом  -  ты
отец наших детей.
     - Детей здесь нет, и я вполне определенно не твой "папаша". Мне всего
сорок один.
     - Мне только двадцать девять, - сказала она, обращаясь к нам обоим.
     - Двенадцать лет - не большая разница, - он резко прекратил разговор,
будто захлопнул ящик Пандоры. - Кстати, где Тедди?
     - В детском саду. Я заберу его после дневного сна.
     - Бог мой!
     - Я собираюсь в  Плазу  после  обеда,  мне  нужно  сделать  кое-какие
покупки.
     Конфликт между ними, затихший на момент, вспыхнул с новой силой.
     - Ты не можешь. - Лицо Таппинджера побледнело.
     - Почему?
     - Я заберу "фиат". У меня в два часа лекция. - Он посмотрел на  часы.
-  По  сути,  я  должен  отправиться  в  колледж  уже  сейчас.  Мне  нужно
подготовиться.
     - У меня не было возможности поговорить с вашей женой, - сказал я.
     - Понимаю. Сожалею, мистер Арчер. Дело  в  том,  что  я  должен  быть
пунктуальным,  как  часы,  в  буквальном  смысле  слова,  как  рабочий  на
конвейере. А студенты становятся все  больше  и  больше  продуктом  такого
конвейерного производства, приобретающего тонкую прокладку образованности,
когда мы за этим следим. Они учат неправильные глаголы. Но они  не  знают,
как вставлять их в предложения. На деле очень  немногие  из  них  способны
составить правильную фразу на английском, оставим в  стороне  французский,
являющийся языком привилегированного класса.
     Было похоже, что обиду на жену он переводит  на  свою  работу  и  все
вместе на предстоящую лекцию. Она смотрела на меня с легкой улыбкой, будто
уже забыла о нем.
     - Почему бы вам не подвезти меня в Плазу,  мистер  Арчер?  Это  также
даст нам возможность завершить нашу беседу.
     - Буду очень рад.
     Таппинджер не возражал. Он  завершил  еще  один  параграф  о  тяготах
преподавания во второсортном колледже и отстранился от остатков обеда. Уже
через минуту его "фиат" зафырчал, отъезжая. Бесс и я сидели в  столовой  и
попивали шампанское.
     - Ну вот, - сказала она, - мы и прикончили шампанское.
     - Как вы и рассчитывали.
     - Я не рассчитывала на это. Вы - да. Вы купили  шампанское,  а  я  не
могу перед ним устоять. - Она посмотрела на меня кокетливо.
     - А я могу.
     - Кто вы такой, - ядовито спросила она, - еще одна холодная рыба?
     Бесс становилась резкой. Они становятся такими иногда, когда  выходят
замуж слишком молодыми и запираются на  кухне  и  просыпаются  десять  лет
спустя, удивляясь, куда подевался белый свет. Будто угадав мои мысли,  она
сказала:
     - Я знаю, я как назойливая муха. Но у меня есть  на  то  причины.  Он
засиживается в своем кабинете каждый день за полночь. И что же, моя  жизнь
должна окончиться на этом, потому что  все,  что  его  интересует,  -  это
Флобер и Бодлер и эти ужасные студенты? Они  делают  меня  больной,  когда
толпой ходят вокруг него и говорят,  какой  он  чудесный.  -  Она  глубоко
вздохнула  и  продолжала:  -  Мне  следовало  бы  знать,  в  первые   годы
замужества, что он не такой уж чудесный. А я прожила с ним двенадцать  лет
и притерпелась к его темпераменту и его хамству. Можно  подумать,  что  он
Бодлер или Ван Гог, если посмотреть, как он  себя  ведет.  И  я  продолжаю
надеяться, что куда-нибудь он придет. Но  этого  никогда  не  было.  И  не
будет. Мы увязли в этом вшивом колледже,  и  он  даже  не  имеет  мужества
поговорить о себе и о продвижении по службе.
     Потрепанная маленькая дурочка, или, может быть, повлияло  шампанское,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.