Случайный афоризм
Когда б вы знали, из какого сора Растут стихи, не ведая стыда... Анна Ахматова
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Пожалуйста, прекрати звать меня "папашей".
     - Но тебе же не нравится, когда я называю тебя Тапсом. И потом  -  ты
отец наших детей.
     - Детей здесь нет, и я вполне определенно не твой "папаша". Мне всего
сорок один.
     - Мне только двадцать девять, - сказала она, обращаясь к нам обоим.
     - Двенадцать лет - не большая разница, - он резко прекратил разговор,
будто захлопнул ящик Пандоры. - Кстати, где Тедди?
     - В детском саду. Я заберу его после дневного сна.
     - Бог мой!
     - Я собираюсь в  Плазу  после  обеда,  мне  нужно  сделать  кое-какие
покупки.
     Конфликт между ними, затихший на момент, вспыхнул с новой силой.
     - Ты не можешь. - Лицо Таппинджера побледнело.
     - Почему?
     - Я заберу "фиат". У меня в два часа лекция. - Он посмотрел на  часы.
-  По  сути,  я  должен  отправиться  в  колледж  уже  сейчас.  Мне  нужно
подготовиться.
     - У меня не было возможности поговорить с вашей женой, - сказал я.
     - Понимаю. Сожалею, мистер Арчер. Дело  в  том,  что  я  должен  быть
пунктуальным,  как  часы,  в  буквальном  смысле  слова,  как  рабочий  на
конвейере. А студенты становятся все  больше  и  больше  продуктом  такого
конвейерного производства, приобретающего тонкую прокладку образованности,
когда мы за этим следим. Они учат неправильные глаголы. Но они  не  знают,
как вставлять их в предложения. На деле очень  немногие  из  них  способны
составить правильную фразу на английском, оставим в  стороне  французский,
являющийся языком привилегированного класса.
     Было похоже, что обиду на жену он переводит  на  свою  работу  и  все
вместе на предстоящую лекцию. Она смотрела на меня с легкой улыбкой, будто
уже забыла о нем.
     - Почему бы вам не подвезти меня в Плазу,  мистер  Арчер?  Это  также
даст нам возможность завершить нашу беседу.
     - Буду очень рад.
     Таппинджер не возражал. Он  завершил  еще  один  параграф  о  тяготах
преподавания во второсортном колледже и отстранился от остатков обеда. Уже
через минуту его "фиат" зафырчал, отъезжая. Бесс и я сидели в  столовой  и
попивали шампанское.
     - Ну вот, - сказала она, - мы и прикончили шампанское.
     - Как вы и рассчитывали.
     - Я не рассчитывала на это. Вы - да. Вы купили  шампанское,  а  я  не
могу перед ним устоять. - Она посмотрела на меня кокетливо.
     - А я могу.
     - Кто вы такой, - ядовито спросила она, - еще одна холодная рыба?
     Бесс становилась резкой. Они становятся такими иногда, когда  выходят
замуж слишком молодыми и запираются на  кухне  и  просыпаются  десять  лет
спустя, удивляясь, куда подевался белый свет. Будто угадав мои мысли,  она
сказала:
     - Я знаю, я как назойливая муха. Но у меня есть  на  то  причины.  Он
засиживается в своем кабинете каждый день за полночь. И что же, моя  жизнь
должна окончиться на этом, потому что  все,  что  его  интересует,  -  это
Флобер и Бодлер и эти ужасные студенты? Они  делают  меня  больной,  когда
толпой ходят вокруг него и говорят,  какой  он  чудесный.  -  Она  глубоко
вздохнула  и  продолжала:  -  Мне  следовало  бы  знать,  в  первые   годы
замужества, что он не такой уж чудесный. А я прожила с ним двенадцать  лет
и притерпелась к его темпераменту и его хамству. Можно  подумать,  что  он
Бодлер или Ван Гог, если посмотреть, как он  себя  ведет.  И  я  продолжаю
надеяться, что куда-нибудь он придет. Но  этого  никогда  не  было.  И  не
будет. Мы увязли в этом вшивом колледже,  и  он  даже  не  имеет  мужества
поговорить о себе и о продвижении по службе.
     Потрепанная маленькая дурочка, или, может быть, повлияло  шампанское,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.