Случайный афоризм
Писать - значит в известном смысле расчленять мир (или книгу) и затем составлять их заново. Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

снимок Мартеля-Сервантеса, стоящего сзади, и Кетчела  впереди  Китти.  Она
надела очки, чтобы рассмотреть фотографию.
     - Я их всех помню. Этот большой и блондин приезжали забрать его вещи,
когда он выезжал. Все трое уехали вместе.
     - Вы уверены в этом, миссис Грэнтам?
     - Уверена. Мой покойный муж говорил, что у меня память, как у  слона.
Если бы такой и не было, я бы  не  забыла  про  это  трио.  Они  уехали  в
"роллс-ройсе", и я удивлялась, что  может  делать  мексиканский  парень  в
такой компании.
     - Сервантес был мексиканцем?
     - Конечно. Я не хотела принимать его сначала. У меня никогда не  было
мексиканских жильцов. Но в колледже сказали: либо  берите,  либо  утратите
наших клиентов. Так что я сдала ему комнату. Но он не долго у меня прожил.
     - А что он рассказывал?
     - Он был напичкан разными историями. Когда я спросила, не  мексиканец
ли он, он ответил, что нет. Но я жила в Калифорнии всю  свою  жизнь,  и  я
узнаю мексиканца всегда. У  него  даже  чувствовался  акцент,  который  он
выдавал за испанский. Он говорил, что чистокровный испанец из Испании.
     Я попросила показать мне паспорт. У него его не было. Он сказал,  что
он беженец из своей страны, что его преследует генерал Франко за  то,  что
он борется против правительства. Он меня, конечно,  не  обманул.  Я  узнаю
мексиканца,  когда  увижу.  Если  вы  меня  спросите,   он,   думаю,   был
сельскохозяйственным  рабочим  и  поэтому  врал.  Он   не   хотел,   чтобы
иммиграционные власти посадили его в автобус и отправили домой.
     - Какое еще вранье он наговорил?
     -  Он  сказал,  что  уезжает  в  Париж,  что  будет  там  учиться   в
университете; сказал, что испанское правительство сняло запрет  на  деньги
его семейства, и он может позволить себе ходить в лучшую школу,  чем  эта.
Божье избавление от поганого мусора. Это все, что он сказал.
     - Вы не любили Сервантеса, не так ли?
     - С ним было все в порядке. Но он всегда вел  себя  заносчиво.  Кроме
того, он уехал первого октября, оставив меня с пустой  комнатой  до  конца
семестра. Это заставило меня пожалеть, что я сдала комнату мексиканцу.
     - Насколько он был чванливым?
     - Самым разнообразным образом. У вас, кстати, есть сигареты?
     Я дал ей одну и дал прикурить. Она выдохнула дым мне в лицо.
     - Почему вы так им интересуетесь? Он вернулся снова в город?
     - Вернулся.
     -  Что  вы  хотите?  Он  сказал  мне,  что   вернется.   Вернется   в
"роллс-ройсе" с миллионом долларов и женится  на  девушке  из  Монтевисты.
Такое самомнение. Я посоветовала ему рубить сук по себе. Но он сказал, что
это единственная девушка для него.
     - Он назвал ее имя?
     - Вирджиния Фэблон. Я знаю, кто она. Моя дочь ходила в одну  школу  с
ней. Вирджиния была очень красивой девушкой, думаю, она и сейчас  выглядит
прекрасно.
     - Сервантес думает так же. Он только что женился на ней.
     - Вы шутите.
     - Хотелось бы, чтобы это была шутка. Он вернулся два месяца назад.  В
"Бентли", а не в "роллс-ройсе", со ста двадцатью тысячами вместо миллиона.
Он женился на Вирджинии Фэблон.
     - Ничего  себе.  -  Миссис  Грэнтам  так  затянулась  сигаретой,  что
закашлялась. - Подождите, пока я скажу эту новость своей дочери.
     - Я бы не стал говорить день или два никому.  Сервантес  и  Вирджиния
исчезли. Она, может, находится в опасности.
     - В опасности от него? - спросила миссис Грэнтам с нетерпением.
     - Может быть.
     Я не знаю, чего он хочет от Вирджинии: возможно это было что-то, чего
не существовало. И я не знал, что он предпримет, когда обнаружит, что  это
мираж.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.