Случайный афоризм
Пусть лучше меня освищут за хорошие стихи, чем наградят аплодисментами за плохие. Виктор Мари Гюго
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

снимок Мартеля-Сервантеса, стоящего сзади, и Кетчела  впереди  Китти.  Она
надела очки, чтобы рассмотреть фотографию.
     - Я их всех помню. Этот большой и блондин приезжали забрать его вещи,
когда он выезжал. Все трое уехали вместе.
     - Вы уверены в этом, миссис Грэнтам?
     - Уверена. Мой покойный муж говорил, что у меня память, как у  слона.
Если бы такой и не было, я бы  не  забыла  про  это  трио.  Они  уехали  в
"роллс-ройсе", и я удивлялась, что  может  делать  мексиканский  парень  в
такой компании.
     - Сервантес был мексиканцем?
     - Конечно. Я не хотела принимать его сначала. У меня никогда не  было
мексиканских жильцов. Но в колледже сказали: либо  берите,  либо  утратите
наших клиентов. Так что я сдала ему комнату. Но он не долго у меня прожил.
     - А что он рассказывал?
     - Он был напичкан разными историями. Когда я спросила, не  мексиканец
ли он, он ответил, что нет. Но я жила в Калифорнии всю  свою  жизнь,  и  я
узнаю мексиканца всегда. У  него  даже  чувствовался  акцент,  который  он
выдавал за испанский. Он говорил, что чистокровный испанец из Испании.
     Я попросила показать мне паспорт. У него его не было. Он сказал,  что
он беженец из своей страны, что его преследует генерал Франко за  то,  что
он борется против правительства. Он меня, конечно,  не  обманул.  Я  узнаю
мексиканца,  когда  увижу.  Если  вы  меня  спросите,   он,   думаю,   был
сельскохозяйственным  рабочим  и  поэтому  врал.  Он   не   хотел,   чтобы
иммиграционные власти посадили его в автобус и отправили домой.
     - Какое еще вранье он наговорил?
     -  Он  сказал,  что  уезжает  в  Париж,  что  будет  там  учиться   в
университете; сказал, что испанское правительство сняло запрет  на  деньги
его семейства, и он может позволить себе ходить в лучшую школу,  чем  эта.
Божье избавление от поганого мусора. Это все, что он сказал.
     - Вы не любили Сервантеса, не так ли?
     - С ним было все в порядке. Но он всегда вел  себя  заносчиво.  Кроме
того, он уехал первого октября, оставив меня с пустой  комнатой  до  конца
семестра. Это заставило меня пожалеть, что я сдала комнату мексиканцу.
     - Насколько он был чванливым?
     - Самым разнообразным образом. У вас, кстати, есть сигареты?
     Я дал ей одну и дал прикурить. Она выдохнула дым мне в лицо.
     - Почему вы так им интересуетесь? Он вернулся снова в город?
     - Вернулся.
     -  Что  вы  хотите?  Он  сказал  мне,  что   вернется.   Вернется   в
"роллс-ройсе" с миллионом долларов и женится  на  девушке  из  Монтевисты.
Такое самомнение. Я посоветовала ему рубить сук по себе. Но он сказал, что
это единственная девушка для него.
     - Он назвал ее имя?
     - Вирджиния Фэблон. Я знаю, кто она. Моя дочь ходила в одну  школу  с
ней. Вирджиния была очень красивой девушкой, думаю, она и сейчас  выглядит
прекрасно.
     - Сервантес думает так же. Он только что женился на ней.
     - Вы шутите.
     - Хотелось бы, чтобы это была шутка. Он вернулся два месяца назад.  В
"Бентли", а не в "роллс-ройсе", со ста двадцатью тысячами вместо миллиона.
Он женился на Вирджинии Фэблон.
     - Ничего  себе.  -  Миссис  Грэнтам  так  затянулась  сигаретой,  что
закашлялась. - Подождите, пока я скажу эту новость своей дочери.
     - Я бы не стал говорить день или два никому.  Сервантес  и  Вирджиния
исчезли. Она, может, находится в опасности.
     - В опасности от него? - спросила миссис Грэнтам с нетерпением.
     - Может быть.
     Я не знаю, чего он хочет от Вирджинии: возможно это было что-то, чего
не существовало. И я не знал, что он предпримет, когда обнаружит, что  это
мираж.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.