Случайный афоризм
Богатство ассоциаций говорит о богатстве внутреннего мира писателя. Константин Георгиевич Паустовский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

задела аорту, большая кровопотеря и конец.
     - А какая пуля?
     - Похоже, тридцать  восьмого  калибра.  Она  в  хорошем  состоянии  и
годится для сравнения, если мы когда-нибудь найдем пистолет.
     - Можно посмотреть?
     - Я отдал ее инспектору Олсену.
     - Скажите ему, что ее надо бы сопоставить с той, что убила Мартеля.
     Уилс с сомнением посмотрел на меня:
     - Почему вы не скажете ему сами?
     - Ему понравится больше, если вы ему скажете. Я так же думаю, что  он
должен вновь вернуться к расследованию смерти Фэблона.
     - Здесь я с вами не согласен, - сухо сказал Уилс. - Убийство или  два
в настоящем времени не меняет вопроса о самоубийстве в прошлом.
     - Вы уверены, что это было самоубийство?
     - Совершенно. Я еще раз просмотрел свои  записи  сегодня  утром.  Нет
сомнения в том, что Фэблон совершил  самоубийство,  утопившись  в  океане.
Внешние увечья наступили уже после смерти. В любом случае их недостаточно,
чтобы причинить смерть.
     - Мне кажется, он был избит.
     - В воде тела подвергаются деформации, но нет сомнения, что произошло
самоубийство. В добавление к физическим уликам, он заявлял о  самоубийстве
жене и дочере.
     - Да, мне сказали об этом.
     Мысли,  возникшие  после  разговора  с  Сильвестром  и  Джинни   меня
угнетали. Настоящее не может изменить прошлого, как сказал  Уилс,  но  оно
дает возможность осознать его тайны и их последствия.
     Уилс неправильно расценил мое молчание.
     - Если вы сомневаетесь в  моих  словах,  вы  можете  познакомиться  с
документами.
     - Я не сомневаюсь, что вы дали мне верные сведения, доктор.  Кто  еще
слышал заявление Фэблона о самоубийстве?
     - Жена Фэблона. Разве этого недостаточно? Вы не  можете  опровергнуть
ее слов. Нельзя же все человеческое подвергать сомнению!
     В моем мозгу все еще вертелась  мысль  о  бесплодности  наших  ночных
бесед с Мариэттой.
     - Я слышал, что перед допросом Мариэтта считала, что ее мужа убили, -
сказал я.
     - Возможно, так она и думала. Данные физических исследований  убедили
ее в обратном. При расследовании она  определенно  убедилась,  что  Фэблон
совершил самоубийство.
     - А что это за данные физических исследований?
     - Химическое содержание крови, взятой  из  сердца.  Оно  окончательно
подтверждает, что Фэблон утонул.
     - Его могли сбить с ног и утопить в ванне. Так бывало.
     - Не в этом случае, - доктор Уилс говорил гладко и быстро, как хорошо
запрограммированный компьютер. - Содержание  хлорида  в  крови  из  левого
желудочка было на двадцать пять процентов выше нормы. Содержание  магнезии
резко возросло по сравнению  с  правым  желудочком.  Эти  два  показателя,
сопоставленные вместе, доказывают, что Фэблон утонул в океанской воде.
     - И нет никаких сомнений, что это было тело Фэблона?
     - Абсолютно никаких. Его жена опознала его в моем присутствии.
     Уилс поправил очки и посмотрел  сквозь  них  на  меня,  будто  ставил
диагноз - не одержим ли я манией?
     - Откровенно говоря, я  думаю,  что  вы  совершаете  ошибку,  пытаясь
связать то, что произошло с Фэблоном, со смертью Мариэтты. - Он показал на
помещение, в котором лежала Мариэтта в своем замороженном ящике.
     Возможно, мне следовало остаться и поспорить с Уилсом. Он был честным
человеком. Но само место и холод действовали на меня удручающе.  Цементные
стены и высокие узкие окна напоминали мне камеру старинной тюрьмы.
     Я ушел. Прежде чем покинуть госпиталь, я из телефонной будки позвонил

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.